О шаббате, правах личности и религии в Израиле

Среди десяти заповедей, полученных Моисеем от Господа, есть одна, которая звучит так:

«Помни день субботний, чтобы святить его; шесть дней работай и делай всякие дела твои, а день седьмой – суббота Господу, Богу твоему: не делай в оный никакого дела ни ты, ни сын твой, ни дочь твоя, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни пришлец, который в жилищах твоих; ибо в шесть дней создал Господь небо и землю, море и все, что в них, а в день седьмой почил; посему благословил Господь день субботний и освятил его»

Этот день называется – шаббат. И с захода солнца в пятницу и до его захода в субботу, правоверный еврей не совершает никакой работы. Еда готовится заранее, зажигаются свечи и после посещения синагоги, садятся за шаббатный ужин.

В Торе или Пятикнижие содержится 613 заповедей предписывающих правила поведения евреев. Вы представляете – шестьсот тринадцать!

Деление еды на кошерное и не кошерное связано с древними временами, когда не было холодильников, когда опытным путем выяснялось, что с чем можно, а что с чем нельзя есть. Ну и чтобы люди соблюдали эти правила, им придали статус божественных. Сегодня это выглядит несколько архаично и надуманно, по крайней мере, с моей точки зрения. Но еврейский ум на то и еврейский ум, чтобы найти способ следовать традиции, на самом деле ей не следуя. Пример? Да пожалуйста.

Во время шаббата нельзя переносить вещи из одного дома в другой, потому что – это работа, нельзя даже носить ключи. Выхода нет? Как бы не так. Нужно превратить город, в котором вы живете, в один большой дом. Как? А вот так: вокруг поселения, городка, города протянуть нить и как бы обвязать город в одно единое целое.

Но не все пытаются «обойти» Всевышнего. Порядка двадцати процентов населения Израиля – евреи-ортодоксы, и из них восемь процентов – ультраортодоксы. Это совершенно закрытое сообщество. Женщины здесь бреют голову, носят нелепые, на мой взгляд, парики и выглядят на редкость непривлекательно. Они занимаются бесчисленным выводком детей, которые с трех лет и всю жизнь с утра до ночи только и делают, что изучают Талмуд. Не работают, не служат в армии, не платят налогов, не признают существование Государства Израиль.

Юджин Кандель (экономист): «Они живут в мире в котором учеба все жизнь – это высший идеал. В иудаизме это всегда было идеалом, и маленький процент мужчин учились всю жизнь. А сейчас он стал немаленьким, потому что у них прирост населения один из самых высоких в мире, поэтому их процент в общем населении увеличивается. Более того, они как бы “обособленная экономика”».

Михаил Гринберг (издатель): «Да, действительно, они похожи на светских бездельников, где громадное количество светских бездельников, нигде не работающих. Там у них действительно есть своя экономика. Мой старший сын из этой «банды» – он ультраортодокс. У них ультраортодоксальный образ жизни, без телевизора дома, у детей нет компьютера, смартфонов и так далее. Он служил в десантных войсках, он учитель в школе. Вы знаете, что среди этого населения 83–85 процентов заявляющих, что жизнь у них великолепная».

Энди Ефимович (предприниматель): «Они полностью регулируют семейные отношения в государстве Израиль. Мы, будучи евреями, не можем жениться или развестись нигде, кроме как в раввинатском суде. То есть как бы у них, придя к ним, попросить и так далее. У нас нет института гражданского брака. Двадцать первый век, страна высочайших технологий. И это случилось именно вот таким ненавязчивым, аккуратным давлением религиозных партий, которые они имели на правящую партию».

Непонятно мне и то, почему Израиль, созданный евреями-атеистами, которые строили светское государство, стал таким, что права личности в нем в значительной степени определяются религией. Напомню, что в Кнессете первого созыва было всего шестнадцать религиозных депутатов из ста двадцати, а сегодня их в разы больше.