Владимир Познер: «Это было время, когда было очень много надежд»

Агентство печати «Новости» было создано в годы, ставшие для Советского Союза временем новых надежд, даже цензура не причиняла журналистам серьезных неудобств, а пропаганда на другие страны была значительно менее «твердокаменной», нежели на внутреннюю аудиторию, рассказал в честь 60-летия АПН телеведущий Владимир Познер изданию «РИА Новости».

«Агентство печати “Новости” было создано в 1961 году. Собственно, тогда я пришел туда работать. Надо сказать, что это было время совершенно особое в Советском Союзе. Это было время шестидесятников, это было время новых надежд, это было время, когда разоблачили культ личности Сталина, это было время, когда реабилитировали несправедливо репрессированных людей, это было время первого спутника, это было время Гагарина. Это было время, когда было очень много надежд. Надежд на то, что обещания социализма, когда-то данные, наконец осуществятся. И вот это общее состояние надежд и в общем радости было отражено в эти годы в работе этого агентства».

Свой путь в АПН телеведущий начинал в журнале Soviet Life. Позже перешел в журнал «Спутник» – «абсолютно уникальное карманное издание», публиковавшее в сжатом виде лучшие статьи советской прессы.

«Это продавалось за реальные деньги в странах таких, как Испания, Англия, Франция, Япония и ФРГ. Это было неслыханно, чтобы в общем пропагандистское издание было реально финансово выгодным и удачным. В этом смысле это было время замечательное, потому что люди занимались в общем-то пропагандой, но веря в то, что они говорят и пишут».

О цензуре в те времена Познер рассуждает просто: «Я ее не помню». Да, цензор в АПН был, как и во всех подобных учреждениях.

«Конечно, цензура была. Но я не помню, чтобы она причиняла серьезные неудобства».

Изначально АПН, по категоричному заявлению журналиста, «было создано для внешнеполитической пропаганды». Там ничего не делалось для советского читателя, все было ориентировано на другие страны. И руководство прекрасно понимало, что работать по привычным стандартам не получится.

«Там научились все-таки не такой твердокаменной, тупой довольно пропаганде, которая была характерна для внутренних СМИ. Все-таки хотя бы полуправду умели подать для иностранного читателя. Сегодня я вообще очень мало интересуюсь нашей внешнеполитической пропагандой. Но иногда мне попадаются программы Russia Today. И хотя я не приемлю пропаганду вообще, пусть в свое время этим и занимался, это делается довольно профессионально. И в этом смысле я вижу некоторую связь между Агентством печати “Новости” моего времени и, скажем, такого органа, как Russia Today. То есть, это делается более тонко, более умело».