Владимир Познер: «Я совсем не считаю, что мир стал лучше»

– Когда говорят: «0, времена! 0, нравы!», обычно констатируют упадок нравов и при этом обвиняют целое поколение. Это такой типичный конфликт «отцов и детей», конфликт поколений.

– Ну да.

– И если следовать этой логике, то каждое следующее поколение должно быть хуже предыдущего…

– Не обязательно хуже, может быть и лучше. Потому что бывает, что следующее поколение отказывается от того, что было в предыдущем, именно потому, что не устраивает. Но, конечно, конфликт поколений — это гораздо более глубокая вещь. С одной стороны, этот конфликт есть всегда, иначе не может быть. Проблема «отцов и детей», почему-то не матерей, но отцов и детей, известна давно.

Аристотель еще две с половиной тысячи лет тому назад говорил, что с такой молодежью, видимо, мы долго не просуществуем.

Сейчас, например, в России очень сильный разрыв между поколениями. Причем во всём – в оценках, в политических взглядах, во всех вещах.

– А мне кажется, что сейчас конфликт «отцов и детей», наоборот, перестает быть актуальным, потому что семьи все больше демократизируются. Меньше давления на ребенка, меньше авторитарности в воспитании детей.

– Да, но дело в том, что те, кто сегодня являются отцами, они продукт той системы, которая очень давила, и потому они не могут иначе, в них заложено это. Так с ними действовали их родители и родители их родителей, а тут появились совсем другие дети, которые могут смотреть всё что угодно, потому что есть интернет. Они могут общаться, ездить, смотреть любое кино, читать любые книжки… И они гораздо более свободолюбивые, чем их родители. Гораздо более.

– Мне кажется, мир становится лучше и дети становятся лучше.

– То, что дети лучше, – это бесспорно. Мир — не знаю. С миром у меня проблемы.

– Почему?

– Потому что глобализация наносит огромный вред, и, кроме того, я всерьез считаю, что изменение климата — оно совершенно реальное и может привести к катастрофе. Самой настоящей. Ну, и ядерной опасности меньше не стало. Она стала больше. Поэтому я совсем не считаю, что мир стал лучше, он стал гораздо менее прогнозируемым, и это может привести бог знает к чему. Так что в этом смысле у меня нет благостного ощущения.