Владимир Познер: «Есть грань, которую переходить нельзя»

– Владимир Владимирович, хочется спросить вас про свободу слова и цензуру. Что это в вашем понимании, должны ли они присутствовать и должны ли журналистов за что-то наказывать, за какие-то публикации, например?

– Что значит «наказывать»? По уголовному кодексу наказывать или как-то по-другому? Приведу пример. Знакомый мне ведущий крупнейшей американской телевизионной компании NBC, ведущий вечерних новостей. Это очень большая и важная должность, вся страна знает этого человека. И как-то он чего-то там рассказывал в эфире о том, как он в бытность репортером во время какой-то войны был в вертолете и участвовал в боях, что видел и так далее. Оказалось, что это вранье, что он не участвовал в боях. И его уволили. Никто его по уголовному закону не наказывал, но он потерял свою работу и все, и больше никто его никуда не брал. То есть он просто придумал историю, чтобы как-то себя «украсить».

Конечно, есть, на мой взгляд, требования, которые должны быть предъявлены журналисту: если он врет, если он не проверяет… Не то что он злонамеренно кому-то что-то, для этого существует суд – за клевету и так далее. Но к журналисту должны предъявляться и другие требования и, конечно, не по уголовному кодексу, а по представлениям о чести, об этике журналистской.

И это решает само СМИ. Если твой журналист, с твоей точки зрения, нарушает эти правила поведения, то, конечно, его надо наказывать. Есть разные способы, например, можно уволить.

– То есть это вопрос репутации в первую очередь для самого журналиста?

– Конечно. А если говорить о цензуре, то это все-таки что-то другое. Цензура – это запрет писать или говорить о чем-то. Сегодня такой цензуры, которая была в Советском Союзе, конечно, нет, по крайней мере в России.

– А нужна ли цензура в современных СМИ?

– Я считаю, что должны быть какие-то запреты. Я всегда привожу этот пример, когда об этом говорят. В 30-е годы прошлого века один из очень видных членов Верховного суда США, его звали Оливер Уэнделл Холмс-младший, сказал приблизительно следующие слова: «Человек не имеет права кричать “пожар” в битком набитом кинотеатре только потому, что он хочет кричать “пожар”», то есть последствия от такого будут очень тяжелые.

Какие-то запреты должны быть, но надо очень хорошо продумать, как их формулировать. Называть это цензурой? Я не знаю, слово здесь не так важно, но есть вещи, которые, на мой взгляд, должны быть запрещены для СМИ или, скажем, для кино. Не все со мной согласятся.

Могу взять другой пример. Когда в США в башни врезались самолеты и это все показывали по ТВ – то не показали, как люди выбрасываются из окон, они договорились не показывать это. Почему? Да потому что это ничего не дает с точки зрения информации, но с точки зрения эмоционального воздействия – это, конечно, очень сильная вещь. И они решили этого не делать.

Есть какие-то представления, что есть грань, которую переходить нельзя. В каждой стране, в каждом обществе, – это люди сами определяют.