Владимир Познер: «Есть такие места, куда я вряд ли захочу вернуться»

Владимир Познер: «Есть такие места, куда я вряд ли захочу вернуться»


Сейчас из-за угрозы распространения коронавируса многие страны закрыли границы. Но с пандемией рано или поздно справятся. И тогда активные путешественники смогут проехать по любимым маршрутам Владимира Познера. В интервью РИА Новости известный журналист и телеведущий рассказал, с кем смог бы выжить на необитаемом острове, какую кухню считает лучшей в мире и что предпочитает на завтрак в Биаррице.

Мое самое любимое место отдыха — один из красивейших городов Атлантического побережья Биарриц на юго-западе Франции.

Во-первых, потому что именно там я помню свой первый отдых, когда мне было пять лет. Во-вторых, потому что это баскская часть страны, где живут необыкновенно приятные, приветливые люди. И там совершенно потрясающая еда. В-третьих, потому что это океан. Я люблю не море, реки или озера, а именно океан с настоящими огромными волнами, просто обожаю.

Обычно останавливаюсь в гостинице Du Palais, что в переводе на русский означает «дворец», которую построил еще Наполеон III в XIX веке для своей супруги Жозефины.

Во Франции выдающаяся кухня, на мой взгляд, лучшая в мире. Кулинарная столица Франции — город Лион. Но и в Баскии готовят превосходно. В основном это мясо: ягнятина, баранина и, конечно, свежайшие рыба и морепродукты. В Биаррице я уже к восьми часам утра прихожу на рынок. Покупаю 12 устриц, очень тонкий багет и стакан белого вина — так я завтракаю.

Помню, как в детстве, после оккупации Франции, мы бежали в Америку. Там летом мои родители снимали загородный дом, кстати, тоже на Атлантическом океане. Затем, опять вынужденно, из США мы перебрались в Восточную Германию, где, конечно, было не до отдыха. И только приехав в Москву в 1952 году, я стал понимать, что летом люди обычно отдыхают.

Я много путешествую по миру. Есть любимые места, куда мне все время хочется возвращаться. Наряду с Биаррицем, это Антибы с окрестностями — на Средиземном море. Или так называемые Хэмптоны на Лонг-Айленде под Нью-Йорком. Но это очень далеко и очень дорого. 

Есть такие места, куда я вряд ли захочу вернуться. Но не потому, что мне что-то не понравилось, просто они себя исчерпали. Например, я отдыхал на Мексиканском побережье или в Уругвае — было прекрасно. Больше туда не тянет.

В отпуске я очень ценю комфорт. Но это не значит, что откажусь от поездки в какие-то дикие места, например в Африку. Конечно, там слабо развита инфраструктура, но возможность увидеть диких животных в среде их естественного обитания того стоит.

Я забирался на Килиманджаро, бывал на различных сафари, но только не для того, чтобы стрелять в животных (я этого терпеть не могу), а просто наблюдал за ними. Конечно, это не очень удобный отдых, однако некоторые трудности совершенно искупаются красивейшей природой и полученными впечатлениями.

Очень долго я был невыездным. Да и в Советском Союзе немногие позволяли себе путешествия за границу, поэтому в России я много где отдыхал. Очень понравилось в Крыму, в  Пицунде — отличное море и пляжи. Зимний Цахкадзор в горах Армении прекрасен.

На отдыхе часто узнают. Меня это совершенно не раздражает: я понимаю, что это часть моей работы. Более того, если бы не узнавали, мне вообще не нужно было бы заниматься тем, чем занимаюсь. Очень благодарен людям, которые подходят ко мне, говорят какие-то добрые слова, просят сфотографироваться.

Я трижды женат и со всеми женами путешествовал. Это всегда были очень романтические поездки, но не сюрпризы. Я все-таки предпочитаю узнать мнение любимой женщины и вместе выбрать место отдыха.

Не так давно с Иваном Ургантом мы делали фильм о Скандинавии. Познавательно получилось. Например, в Швеции есть консервы из протухшей сельди. Их с давних времен специально делали для моряков, плавающих на старых парусных кораблях, где хранить еду было негде. Шведы едят их до сих пор. Запах такой, что хочется бежать как можно дальше. Когда мы открыли банку, я категорически отказался это есть. А Иван Андреевич все-таки набрался мужества и попробовал.

Я очень опасаюсь слова «идеал». Это то, к чему мы стремимся, но что-то недостижимое на самом деле. Чаще всего погоня за ним заканчивается крахом. Поэтому не могу сказать, что для меня значит идеальное путешествие.

Важно, чтобы рядом были люди, с которыми мне хорошо, чтобы было захватывающе интересно, комфортно и удобно. Если бы когда-нибудь передо мной встал выбор, с кем оказаться на необитаемом острове, я, конечно, назвал бы свою жену.

Но если говорить о людях известных, то это зависит от того, сколько времени придется провести: например, неделю или пять лет? Если пять лет, то это был бы Антуан де Сент-Экзюпери. Он необыкновенно интересный, добрый, спокойный и умный человек — для меня это принципиально важно, у меня аллергия на дураков. Есть много людей, которые вызывают у меня огромный интерес. Например, Александр Сергеевич Пушкин — интереснейший человек, но с очень сложным характером, вспыльчивый и неуравновешенный. С ним на необитаемом острове жить пять лет я бы не смог. Да и он бы меня не потерпел. Вот если бы на короткий срок — другое дело.

Текст: Ольга Цынская