О вопросах в программе «Познер»

О вопросах в программе «Познер»


– Владимир Владимирович, в вашей программе вы принимаете решение относительно тех вопросов, которые задавать гостю, или же есть какие-то «советы» от руководства; и если мнения расходятся, вы делаете программу исходя из того, что интересно вам, или нет?

Владимир Познер: В моей программе, которая называется «Познер», все вопросы от первого до последнего – это мои вопросы. И никогда никто в этот процесс не вмешивается и вмешиваться не может. Это первое.

Второе. Есть ли люди, которых я не могу пригласить? Давайте отступим. Эту программу производит не Первый канал, он ее покупает. Покупает, конечно, не кота в мешке. Генеральный директор Первого канала, с которым я имею непосредственные отношения и только с ним, Константин Львович Эрнст, желает знать, кого я приглашаю. Он имеет на это право, он покупает программу. Может ли он сказать «нет, не хотим»? Может. Есть ли конкретные люди, по поводу которых он говорит «нет»? Есть. Я это понимаю. И есть какое-то количество людей, которых я даже не предлагаю, потому что я понимаю, что это не пойдет. Таковы правила игры.

Но содержание программы – это абсолютно мое дело. Мы выходим в основном в прямом эфире, правда, на Дальний Восток, поскольку солнце все-таки встает на востоке. И в принципе можно вмешаться, прежде чем программа дойдет до Москвы. У нас было три случая, когда пытались вмешаться и даже вмешались, но в конце концов мы договорились, опять же с Константином Львовичем, что если он по какой-то причине считает что что-то там такое невозможное, то он мне звонит и мы это обсуждаем. Вмешиваться без моего ведома – нельзя. И если это еще раз случится, то я закрою программу. Это не ультиматум, но просто я не хочу так работать. И пока что так оно и происходит.