Владимир Познер о том, где черпает силы

О приговоре по делу «Сети»


Я поддерживаю тех, кто требует отмены приговоров участникам «Сети». Я поддерживаю тех, кто требует разбора судебно-следственных действий и, в случае обнаружения нарушений, – наказания виновных. Я поддерживаю тех, кто рассматривает то, что произошло в Пензе, не как суд, а как судилище, которое нанесло России ущерб.

В любой стране высказываться против властей опасно. В тоталитарной это часто грозит расстрелом. В авторитарной — преследованием, публичным оговором, занесением в черные списки. Даже в стране демократической могут быть тяжелые последствия, о чем свидетельствует то, что происходит сегодня в США со многими, кто высказался в пользу импичмента президента Трампа.

Я прекрасно понимаю тех, кто молчит по поводу пензенского судилища, и не осуждаю их за это. Хотел бы лишь напомнить им два высказывания. Одно принадлежит пастору Мартину Нимеллеру. Он был самым молодым капитаном подводной лодки германского имперского флота во время Первой мировой войны. После поражения Германии он стал пацифистом, ушел в религию, стал пастором. К тому моменту, когда Гитлер пришел к власти, Нимеллер стал главным пастором Гамбурга. Он в своих проповедях страстно выступал против войны, против Гитлера. Его посадили. Но он выжил, и после поражения фашистской Германии написал книгу, в которой есть такой пассаж:

«Сначала они пришли за коммунистами, и я промолчал, потому что я не коммунист.
Потом они пришли за социалистами, и я промолчал, потому что я не социалист.
Потом они пришли за профсоюзниками, и я промолчал, потому что я не член профсоюза.
Потом они пришли за мной, и не осталось никого, кто мог бы высказаться».

Вторая же цитата принадлежит Александру Галичу, драматургу, сценаристу и диссиденту, вынужденному уехать из СССР во Францию:

«Пусть другие кричат от отчаянья,
От обиды, от боли, от голода!
Мы-то знаем – доходней молчание,
Потому что молчание – золото!

Вот как просто попасть в богачи,
Вот как просто попасть в первачи,
Вот как просто попасть – в палачи:
Промолчи, промолчи, промолчи!»