Владимир Познер: «Что хорошо – государство скажет, не волнуйся!»

Владимир Познер – о неприятной правде, вранье и стереотипах о русском народе


– Уважаемый Владимир Владимирович!  Хочется узнать Ваше мнение вот по какому вопросу.
 
На данный момент я учусь в Болонском институте в Италии на магистерской программе. Обедая между парами и обсуждая жизнь в разных странах, мой одногруппник невзначай сказал, что в России едят детей, я абсолютно не поняла данной шутки. Далее все сидевшие рядом итальянцы начали рассказывать мне, что в школе на уроках истории поднималась тема, что во время голодных времен в Советском Союзе часто встречались случаи каннибализма.

Я не могла поверить своим ушам, что они вообще такое говорят?! 5 лет назад, когда училась в России, мне на уроках истории в школе рассказывали о храбрости советского народа, подчеркивая, что во время блокады Ленинграда люди даже собак не ели!

Очень грустно, что такие тяжелые моменты своей родной истории я узнала от иностранца.

Скажите пожалуйста, почему такие «плохие» моменты в истории нашего государства скрываются и не поднимаются на обсуждение даже после стольких лет после рассекречивания архивных документов? 

И второе, как Вы считаете, разве это правильно, создавать такой стереотип русского народа? Заранее спасибо за ответ! 

С уважением, Татьяна Настенко.
 
Владимир Познер: Уважаемая Татьяна. То, что не рассказывают на уроках неприятную правду, это, к сожалению, характерно не только для нас. Это верно и для самых «передовых» стран.

В итальянских школах очень мало рассказывают о временах Муссолини. В американских – о геноциде индейцев, в турецких – об армянской резне 1915 года.

Конечно, во время блокады Ленинграда были случаи каннибализма, разумеется, в городе не осталось ни одной собаки или кошки. И о таких вещах следовало бы говорить. И в таких условиях точно так же поступили бы Ваши итальянские приятели.

Насчет того, что в России едят детей, это злобное вранье. 

Что до стереотипов о русском народе, то это результат многолетнего старания итальянских СМИ, и это отвратительно.