Владимир Познер о Михаиле Мишустине: «Он произвел впечатление человека делового, конкретного»

– Владимир Владимирович, а вы знаете, вот в эти дни, когда Михаила Мишустина назначили премьером, все… Ну, не все, а многие – вспоминают вашу программу с ним. Я не каждую программу Познера смотрю. Ну, где-то, может быть, больше половины вижу. Но у вас министры-то редко появляются. Почему вы именно – будущего премьер-министра?! У вас какая-то интуиция есть? Он вас заинтересовал? Вот у меня – сразу такие вопросы…

– Ну, видите ли – у меня бывает мало министров только потому, что они очень неохотно ко мне приходят.

Я обращался ко многим… Очевидно, они почему-то опасаются того, чтобы прийти в мою программу. Поэтому их мало.

Так бы я их, конечно, чаще и больше приглашал бы, потому что я считаю, что народ имеет право слышать, что эти люди говорят не в официальной, формальной обстановке. А как они отвечают на те вопросы, которые, собственно говоря, хотели бы им задавать рядовые люди, но не имеют такой возможности?

– А Мишустин?

– Что касается Мишустина… Ну, конечно же, было бы приятно сказать, что я предчувствовал, что он станет премьер-министром. Но это было бы неправдой. Просто он меня заинтересовал.

– А чем?

– А тем, чем он занимался.

– Налоги.

– Да! Я считаю, что этот вопрос – налоговый – для России имеет крайне важное значение.

Вообще, как страна, которая совершенно имела мало дела с этим… Потому что, – то, что было в Советском Союзе, – ну, это нельзя назвать серьёзным налогообложением. Поскольку за счёт налогов государство зарабатывало не очень много, имея ввиду, что все принадлежало государству. Поэтому, собственно говоря, особенно поддерживать ничего не надо было.

Как вы знаете, во всем мире за счёт налогов – я имею ввиду, подоходных – обеспечивается масса вещей. И мы к этому постепенно переходим. И мне было крайне интересна точка зрения его (Михаила Мишустина.- А.Г.) на эти вопросы.

– Но, вот, мне показалось, что вы с ним беседуете не как с “каким-то технарем”, вот, не как с министром… Ну, короче, там у вас какой-то такой необычный Мишустин получился, у которого любимая птица – попугай… Ну, и так далее.

– Вы знаете, моя задача – к этому всегда стремлюсь – показать человека, а не аппарат, механизм и так далее. Мне кажется, что мой зритель, который так или иначе многих из этих людей выбирает на разные должности, должен понимать: а вот кто этот человек? Не просто – что он занимает там такой-то пост или занимается такими-то делами… А что это за человек, вообще? Что он – в широком смысле – думает о разных самых вещах?

Это есть, я пытаюсь сделать так, чтобы человек раскрылся и показал бы себя более менее таким, какой он есть на самом деле.

Это касается абсолютно всех. В некоторых случаях удаётся это очень хорошо, в других – это не удается очень хорошо. Но стремление такое есть.

– А та программа с участием Мишустина вам удалась?

– Вы знаете, мне кажется, что – да.

– Вы будете звать премьера Мишустина в программу “Познер”?

– Я его уже позвал.

– Серьезно?

– Да.

– Когда это было?

– Когда я его позвал? По-моему, третьего дня. Как только его назначили.

– И что – он собирается к вам?

– Он ответил мне.

– Да? А что именно?

– Ответил, что – не сейчас, потому что он будет разбираться. Говорит – мне надо вникнуть во все это. И я его прекрасно понял. Так что… Ну, в принципе, он знает, что я его жду.

– А вообще – он какое производит на вас впечатление?

– Он произвёл впечатление человека делового, конкретного. И – думающего. Кроме того – человека с чувством юмора. Что я считаю очень важным. Он произвёл на меня очень приятное впечатление.

– У вас предыдущая программа была чисто деловой. А теперь вы будете, наверное, более такого – широкого масштаба строить разговор. Это будет премьер-министр или человек?

– Это будет премьер-министр – человек.

Естественно, я его приглашаю – поскольку он стал премьер-министром – меня интересуют его взгляды: а почему Россия находится в том положении экономическом, в каком, скажем, она находится? Какие он предполагает предпринять шаги – конкретные?

То есть, меня интересует то, что, на самом деле, интересует всех. Я не буду вам подробно об этом рассказывать, потому что я бы не хотел, чтобы он заранее понимал, о чем я буду с ним говорить. Я люблю, чтобы была определённая неожиданность.

– А вы думается, он не знает Познера? Я думаю, он…

– Вы знаете, предсказать мои вопросы довольно сложно.

– А когда примерности будет? Когда нам ждать?

– Я не знаю. Я ему написал: когда вы будете готовы к интервью – дайте мне знать…

Александр Гамов для «КП»