Владимир Познер – о любимых художниках и покупке картин

Владимир Познер – о будущем российско-украинских отношений


– Уважаемый Владимир Владимирович, вопрос на предмет развития русско-украинских отношений. Хотелось бы услышать ваше мнение о возможных сценариях развития в параллели Зеленский-Путин, Путин-Зеленский. Будет ли продолжать существовать нормандский формат, Минские соглашения актуальны или их актуальность теряется? Также, может быть, с ракурса Зеленский-Трамп. Опубликована часть переговоров, как вы все это видите в комплексе? Очень интересно. Спасибо.

Владимир Познер: Давайте согласимся с тем, что никто не ожидал, что победит Зеленский. Все говорили, что нет, он не может победить, он вообще эстрадный артист. Вообще о чем мы говорим? Никаких шансов у него нет. И даже когда уже было понятно, что опросы общественного мнения показывают, что он явно впереди. Все равно мы говорили: не-не, Порошенко его не пустит, там найдут способ и т.д.

И Зеленский не просто победил, а с преимуществом 50%. То есть вообще он вынес этого Порошенко. Но потом сказали, в Раде уже… там уже нет, его там попридержат. И в Раде он всех снес. И уже я думал, мы-то сообразим, как воспользоваться этим. Вот не надо ругать Зеленского, надо найти к нему пути. Это явно другой человек. Явно другой, Ничего подобного. Как несли по телевидению эту Украину, так и… Ну, думаю, где мозги-то? Ведь кто думает? Ну, кто-нибудь…

Наконец, на Валдайском форуме, когда украинский философ и мыслитель задал Путину вопрос, что, мол, может не стоит так ругать Украину и т.д., как Володя Соловьев? Путин сказал: да, наверное, не надо. Действительно, это не годится. Мы будем разбираться. Ну, посмотрим, как они будут разбираться. Но это же бред просто какой-то.

Совершенно очевидно, что – чем меня покорил Зеленский, хотя вы скажете, подумаешь, сказал – да нет. Он, обратившись к чиновникам Украины, сказал: не надо вешать мой портрет у себя в кабинетах, а вешайте портреты своих детей. И когда вы будете подписывать какие-то документы, смотрите на них. Я подумал: замечательно думает человек. Замечательная просто идея. Меня это прямо покорило.

Значит, я не сомневаюсь в том, что он хочет выйти из того состояния, в котором сейчас находится Украина. Он хочет выйти. И он хочет нормализовать отношения с Россией. Это нет вопроса даже. Но он не хочет быть мальчиком для битья. Он не хочет быть младшим братом. Он не хочет, чтобы мы считали, что Украина – что она, мол, вообще возникает. Он хочет быть на равных. И другого способа общаться с Украиной найти невозможно. Я уж не говорю, что не знаю, как назвать – братский народ, не братский народ. Ну, давайте так, язык похож? Похож. Религия одна? Одна. Сосед давний? Давний. История общая? В значительной степени. Ну, то есть куда ближе. Так вот так все случилось, что мы надолго не будем близки с Украиной. Это я вам гарантирую. Они не забудут. Может возникнуть вопрос: а что, мы виноваты? Я считаю, что во многом да.

Потому что мы, я имею в виду Россия, колониальная держава. Империя. Мы очень тяжело пережили тот факт, что мы уже больше не империя, что все бывшие наши колонии, так называемые республики, а в царское время не республики, как только получили возможность – дали деру. Ведь никто из них не сказал: нет, мы не уходим. Мы остаемся с Россией. Никто. Ни одна. Об этом как-то не говорят. Но это же факт.

Мы несколько обиделись, и мы относимся к нашим бывшим республикам свысока. Ну они все-таки малы, с нами их нельзя сравнить. И по отношению к Украине, как и что они себе позволяют вообще по отношению к нам? И значит, политика в отношении Украины, на мой взгляд, была глубоко ошибочной.

Теперь есть возможность выйти из этого состояния. Я не знаю, что получится в Париже. Я знаю, что Макрон правильный человек. Я так его понимаю. Он тоже хочет выйти из этого состояния. Зеленский хочет выйти из этого состояния. Я думаю, что Путин хочет выйти из этого состояния. Я думаю, что Соединенные Штаты не хотят, чтобы мы вышли из этого состояния, но они в этом не принимают участия. Они не участвуют. Участвует еще Германия. Соединенные Штаты участвуют, не будучи… Они все равно участвуют. Они оказывают давление.

Есть шанс, что договорятся о Донбассе, не договорятся о Крыме. Это понятно. И все это понимают, и никто не будет ставить этот вопрос во главу угла. Это пока не о чем говорить, но можно решить Донбасс. Если решится Донбасс, это будет колоссальный шаг. Это отменятся очень многие санкции, это вообще перевернет много. Есть такие, которые не хотят, чтобы перевернули, надо, чтобы так осталось. Поэтому встреча, которая будет в Париже 9-го числа, совсем скоро, она необыкновенно важная.

И опять-таки я считаю, что есть шанс. Это впервые за долгое время есть реальный шанс. Очень много, конечно, зависит от Зеленского. Он тоже ведь зависимый человек. Украина гораздо более демократическая страна, чем Россия. Там президент значительно больше зависит от разных политических партий. Там люди выходят на улицу вот так – раз и вышли. Это у нас еле-еле…

Ох, я сейчас был во Франции. Вы знаете, что я француз в значительной степени, если не знаете, то я вам даю об этом знать. Я страшно возгордился за свой народ. Значит, фермеры дали знать правительству, что они недовольны закупочными ценами. Правительство ответило: недовольны – и сидите. Фермеры выкатили свои гигантские трактора и заняли весь Париж: Елисейские поля, все забито. Я приехал в тот день. Мы ехали из аэропорта, ехали до самого Парижа минут 30. И встали. Все перекрыто, «миллион» полицейских и эти гигантские колеса. Я таких не видел никогда. Резиновые. Забили все. И все, договорились. Правительство сказало: А, мы вас не поняли, мы думали другое. И да, изменили закупочные цены. Вот это французское убеждение, что я имею право. Это моя страна, я вас выбрал, и вы должны учитывать мои интересы. Это убеждение и готовность в одну секунду выйти на улицу и требовать – это просто потрясающая вещь.

И эти желтые жилеты, которые у нас вечно ругают, что они переворачивают машины, бьют витрины. Да, есть и такие. Но главное-то не в этом. Когда Макрон говорит: меня беспокоит конец света. На что глава желтых жилетов отвечает: а меня беспокоит конец месяца, когда я не могу платить за квартиру. И выйдет на улицу и все, и действительно договариваются. Это я вижу как очень позитивную вещь.

Так вот, короче говоря, украинцы выходят на улицу и требуют. Разное. Но требуют. Они не боятся выйти. И я считаю, что это очень позитивно. И конечно, Зеленский не может игнорировать разные силы в собственной стране и не может игнорировать Соединенные Штаты, потому что Соединенные Штаты оказывают определенное давление через помощь, военную в частности. И все-таки Украина хочет повернуться к Западу. И все-таки Украина хочет быть членом Европейского союза. И все-таки Украина хочет быть членом НАТО. Это факт. И все это играет роль. Так что я не готов предсказать, что будет 9-го. Но я, безусловно, скажу, что это крайне важно, что там будет.