Владимир Познер: «Одно точно будет, но не в 24-м году, а чуть позже...»

Владимир Познер: «Одно точно будет, но не в 24-м году, а чуть позже…»


– Владимир Владимирович, вам с высоты того положения, которое вы занимаете в обществе как политолог, журналист, прожитые годы, наверное, дают вам возможность что-то прогнозировать. Вы дали формулу того, что сохранение и продолжение либеральных ценностей – это удел молодых.

Скажите, пожалуйста, а как вам видится то, что будет в нашей стране происходить в ближайшем будущем. 24-й год… Мы говорим сейчас об Америке 20-го года. Но нас это гораздо меньше сейчас интересует, чем Россия 24-го, 28-го года.

Владимир Познер: Конечно, это я понимаю отлично. Когда меня спрашивают о будущем, я всегда или часто говорю так, что когда я был молодым, у меня был такой большой хрустальный шар. Я заглядывал туда и точно знал, что будет через 5 лет, через 10 лет, ну, и вообще, я мог предсказывать. Но то ли кто-то украл его, то ли, когда я часто переезжал из одного дома в другой, я его потерял… Я все-таки трижды женат. Что-то забыл, где-то сперли. Но короче говоря, шара у меня больше нет, и поэтому я уже не предсказываю. Не знаю.

Я считаю, предсказывать бессмысленно, бесполезно. Это такая игра. Можно поиграть в нее. Это симпатично. Но это ничего не значит.

Уйдет ли Путин в 24-м году? Я услышал ответ на это буквально недавно. Я был в Екатеринбурге, я брал интервью у Валентина Юмашева. Он возглавлял президентскую администрацию при Ельцине, и он муж Татьяны Ельциной. То есть дочери самого Ельцина, которая играла очень большую роль, когда он был президентом. И Юмашев примерно полгода тому назад предложил мне эту идею. Сказал, будет 20 лет, как Ельцин ушел. Кстати, единственный президент России, единственный лидер России, который сам ушел. Вот ругают его, ругают, но он один это сделал, больше никто. Вот вы бы не взяли у меня в честь этого 20-летия в Екатеринбурге, в Ельцин-центре интервью, спросил Юмашев. Я хотел бы ответить на вопрос, как Борис Николаевич Ельцин выбрал, почему он выбрал Путина. И я сказал, еще как хочу. Это же журналистское дело. И это было буквально недавно. Было очень интересно, кстати.

Когда я закончил интервью, потом были еще вопросы. И один человек его спросил, как вы считаете, уйдет ли Путин в 24 году? И Юмашев, который очень хорошо знает Путина, более того, он был начальником Путина, Путин работал у него в администрации президента. Он сказал так, что, если исходить из сегодняшнего дня, то я на 99% гарантирую, что он уйдет. Но это если исходить из сегодняшнего дня. А что будет через 4 года – никто не знает. Да и Путин не знает, потому что он, может быть, принял решение, но он принял решение сегодня. А через 4 года – непонятно что.

Поэтому меня спрашивать, что будет… Я могу сказать только одно. Одно точно будет, но не в 24-м году, а чуть позже. Позже те люди, которые ныне правят страной, люди определенной формации, определенных взглядов, в общем, советские люди. Потому что они все до единого учились в советской школе, учились в советском вузе, были пионерами и комсомольцами и членами партии и т.д., – они все уйдут, потому что возраст есть возраст, и придут совсем другие люди. Совсем другие в том смысле, что они росли в других обстоятельствах, они видели мир, у них не было железного занавеса, у них интернет, они могут с кем угодно разговаривать, о ком угодно. Они могут читать что хотят. Они могут видеть что хотят. И они могут ездить куда хотят, не имея даже много денег, это не так сложно. Это другие люди. Они не лучше, они не хуже, они другие. Вот они придут к власти. Это изменит страну, даже говорить нечего.

Как изменит, я не знаю. Но она будет другой. Порядки будут другие. Законы будут приниматься другие, потому что они смотрят на мир по-другому.

Я помню, я выступал перед молодежью несколько лет назад. Там о наркотиках шла речь. Я там сказал что когда-то был невыездным. Рассказываю, закончил и говорю, а вопросы есть? И какой-то пацан, лет 15 или 16, тянет руку. Я говорю – пожалуйста. А он говорит: скажите, а что такое невыездной? Он вообще не понимает, о чем я говорю.

Я об этом. Другие мозги. Как может быть невыездной? Больной? Инвалид? А то представление, которое было, что это особое дело, что это привилегия, что без разрешения КГБ, старые большевики должны с тобой разговаривать и т.д.

Вот это вот будет. А больше я ничего сказать не могу.