Владимир Познер: "В течение этого месяца мы были на грани войны"

Владимир Познер – о том, что делать и кто виноват?

– Вопрос простой. Потому что мы этот вопрос задаем, по-моему, уже много столетий. То есть вы говорите про те проблемы, которые у нас есть, они есть в спорте, в политике, на телевидении. Вас беспокоит отношение к геям. Вы считаете, это плохой признак. Вы говорите, молодежь хотела бы уехать, ссылаясь на Левада-центр. Что мы можем сделать, чтобы изменить это, с вашей точки зрения? И вообще, что можно сделать и, главное, кто это будет делать?

Владимир Познер: Это всегда вопрос, который задается всеми. Что делать и кто виноват? Но, во-первых, я думаю, что нужно, прежде всего, отдавать себе отчет, что есть реальность. Мне кажется, что мы очень мало думаем об этих вещах. Во-вторых, я понимаю, что это вряд ли вызовет у вас восторг, но я считаю, что надо голосовать. Вот эта наша тенденция говорить: «А все равно не поможет», а на самом деле лень, хочется на дачу поехать, а не ходить в воскресенье голосовать, наша апатия социальная – это все то, что на самом деле позволяет всему этому быть.

Я много раз приводил один и тот же пример, что, когда были выборы в Государственную думу в 16-м году, 52% тех, кто могли голосовать, не голосовали. Это были важные выборы, все-таки Государственная дума. Там же рождаются эти «замечательные» законы. Если бы эти 52%, я просто для дискуссии это говорю, если бы они проголосовали, и предположим, что они проголосовали за партию «Яблоко», которая вполне реально существует, была бы совсем другая Государственная дума. Они были бы в большинстве. А 52% игнорировать невозможно. Можно игнорировать 2%, 5%, но 52 – нет. Была бы другая страна. Я говорю, если ты хочешь изменить что-то, так надо что-то делать. И не такие невероятные вещи. Поддерживать тех, с которыми вы согласны.

Опять привожу маленький пример. Вот я читал одну маленькую статью сегодня, которая была опубликована в «Новой газете». Вы знаете, что «Новая газета», так скажем, оппозиционная. И в конце статьи от «Новой газеты» написано, что мы ни от кого не зависим, кроме читателей. Мы не хотим зависеть от кого-либо, но нам нужна ваша поддержка, и ваша поддержка должна выражаться в чем, в том, чтобы давать нам на регулярной основе или разово какие-то средства. А как иначе им жить? Потому что рекламу им не особенно дают. Значит – вот, поддержите газету, потому что газета дает определенное мнение, люди это читают. Постепенно начинают думать. А как? А так.

То есть вообще, если поставить перед собой цель, что мне сделать, чтобы менялось то, что мне не нравится – не в один день, конечно же, – то мы всегда найдем ответ. Но как правило мы ленимся просто. Ну не до того. И мы находим оправдания, говоря, что бесполезно, а хорошо то, что я делаю. Мне могут сказать, да, но у вас микрофон, и вы можете. У меня не всегда был микрофон. Я получил микрофон в 52 года.

То есть мне кажется, эта склонность спрашивать, что делать, это нормальная реакция, но на самом деле не так трудно найти ответ, если хотеть. Потому что, если поставить вопрос не в этом плане, а в плане – как добиться того, что я действительно хочу, то, как правило, люди добиваются, когда это более эгоистическая вещь.