Главная » Видео » Владимир Познер: «Это, на мой взгляд, выражение некоторой истерики верхов»
Владимир Познер о простом американце

Владимир Познер: «Это, на мой взгляд, выражение некоторой истерики верхов»

Александр Мельман: Вот власть «назащищалась», но как она «защищалась»: лидеров движения, в общем, кандидатов в депутаты от Яшина до – в очередной раз – Навального, дали им административный арест и люди сидели, реально сидели сроки, Яшин сидел пять подряд административных и другие лидеры оппозиции или так называемой оппозиции, кому как нравится.

Дальше уже совсем реальные сроки получили некоторые люди, и то, что им инкриминировали, как минимум спорно, тем не менее определенные люди получили три-шесть лет тюрьмы.

Насколько вы считаете адекватными действия власти по отношению к тому, что происходит в данном случае в Москве?

Владимир Познер: Вы знаете, мне кажется, что страх, как инструмент управления обществом, является давним инструментом в России, как в царской, так и в советской, конечно же. И не надо забывать о том, что люди, которые находятся у власти в нашей с вами стране, они же советские люди, они продукт определенного общества, они родились в этом обществе, ходили в школу, были пионерами, комсомольцами, многие были членами партии. У них определенный взгляд и определенное представление о том, как надо действовать. И вот то, о чем вы говорите, – это попытка внушить страх.

Вот что интересно, и то, что очевидно они не понимают, это то, что вот это поколение, которое выходило на улицы, – оно не боится и оно, в этом смысле, принципиально отличается от старшего поколения, которое знает, что такое страх, почти на генетическом уровне, а у этих людей его нет. Это попытка напугать: вот что с вами будет.

На самом деле это будет вызывать только больше такой реакции, в этом я абсолютно убежден. И, конечно, никакой адекватности, никакой справедливости в таком наказании нет. Один человек, который получил, кажется, два года, признал, что он виновен в том, в чем его обвинили, ну и получил эти два года. Ему адвокат посоветовал признать свою вину.

Но я всегда говорил: никогда не признавайся, никогда. Потому что рассчитывать на понимание твоих мотивов не надо. Вообще суд – это такое дело во всем мире сомнительное, на мой взгляд, а у нас так вообще вызывает больше чем сомнение.

Но вообще это все очень плохой признак. Это, на мой взгляд, выражение некоторой истерики верхов, которые не понимают, что с этим делать, непривычно это, так не должно быть, раз мы так решили, значит так и должно быть, а вот нет. И я думаю, что это только начало вот таких выступлений. Посмотрим.