Главная » Статьи » Владимир Познер в Казани: «Наверное, меня порежут. Я там кое-что сказал»
Владимир Познер о Скандинавии и Финляндии: «Это все-таки другая планета»

Владимир Познер в Казани: «Наверное, меня порежут. Я там кое-что сказал»

Размышлениями о «независимом государстве Татарстан», лживых СМИ, частных школах и протестных митингах в стране поделился вчера вечером со своими казанскими поклонниками известный российский и американский журналист Владимир Познер. Зал «УНИКСа», где прошла творческая встреча 85-летнего мэтра под названием «О будущем и настоящем», был полон, все билеты распроданы.

Начал Владимир Познер с настоящего: приговора актеру Павлу Устинову, получившему 3,5 года колонии общего режима за вывихнутое плечо росгвардейца на митинге.

– Самые разные люди, в том числе 40 священников РПЦ, ваш покорный слуга, выразили протест. Потребовали, чтобы дело пересмотрели, Устинова освободили. В этом письме священники пишут, что все это – попытка напугать нас с вами, что, мол, веди себя как положено… Страх всегда был инструментом управления в России – как в царской, так и в советской. То, что этим инструментом власть продолжает пользоваться в России якобы демократической, абсолютно неприемлемо. У любого разумного человека это не может не вызывать возмущение.

По его убеждению, в России сегодня почти нет журналистики, есть только пропаганда. По этому поводу гуру журналистики пошутил:

– До встречи с вами у меня взял интервью один ваш местный телеканал, название не помню, но из государственного медиахолдинга. Наверное, меня порежут. Я там кое-что сказал.

По залу прокатился смех.

– Так вот интервьюировавший меня журналист сказал, что всегда мечтал, чтобы я задал ему вопросы про Татарстан. Сразу видно государственный канал. (Снова смех в зале.) Я говорю, давайте. И спросил его: если провести опрос среди жителей Татарстана – «Хотели бы вы быть независимым государством, то есть выйти из состава России?», какой процент согласился бы? Тот вздохнул: мол, 90 процентов не захотят выходить из состава Федерации. Может быть и так. Мне было просто интересно, как он ответит на этот провокационный вопрос… Я тут разговаривал в Татарстане с членом вашего правительства, задал ему этот же вопрос. Он сказал: «Безусловно, хотим». Вопрос независимости сложный. Так же, как вопрос национальных языков…

Поговорив о настоящем, Познер заглянул в будущее. Рассказал, что хотел бы снять серию телепрограмм о школьном образовании. По его мнению, с появлением платных частных школ страна «теряет будущую элиту», потому что дети с раннего возраста лишены равных стартовых возможностей.

После 50-минутного монолога мэтр перешел к формату «вопрос – ответ».

Молодой человек в синем свитере спросил, расширился ли за последнее время список запрещенных гостей в его телепрограмме, которая выходит на Первом канале. «И увидим ли мы интервью с Евгением Ройзманом, Дмитрием Потапенко, Рустамом Миннихановым, Рамзаном Кадыровым?»

– Никакого списка нет. Когда я закрыл «Времена» и родилась программа «Познер», мы говорили с руководителем канала Константином Эрнстом о том, что да, есть люди, которые не могут появиться на Первом, потому что он государственный… Поймите, физически такого списка нет. Есть ощущение, кого власть не хочет видеть. Ну, например, Навального. Я не работаю на Первом канале, я снимаю программы, которые Эрнст покупает или не покупает. Это правила игры. Я приглашаю тех, кого могу. Не будьте наивны, – ответил Познер.

Вышедший к микрофону казанский поэт поинтересовался у именитого телеведущего, считает ли он предателем России Андрея Макаревича, заявившего, что Крым аннексировали.

– Есть немало людей, которые считают, что тот способ, которым возвратили Крым в Россию, является аннексией. Они не предатели, это их точка зрения… На мой взгляд, Андрей Макаревич – честный, любящий Россию, сильный человек. Хотя есть вещи, с которыми я не согласен, называть его предателем – мерзко. (Громкие овации.)

Отвечая на вопрос студента, парализует ли молодежь, которая сейчас выходит на митинги, страх, если оппозиционера Алексея Навального в следующий раз посадят не на 30 суток, а на 30 лет или вообще ликвидируют, Владимир Познер задумался:

– Я не могу ответить на этот вопрос… Но я думаю, если бы хотели убить, давно это сделали. А по поводу страха… Ни черта б молодежь не испугалась! Был бы взрыв.

Журналистка официального информагентства, пришедшая на встречу с букетом белых роз, чтобы выразить своему кумиру восхищение, в частности, за открытую поддержку журналиста «Медузы» Ивана Голунова, поинтересовалась:

– Если бы вам было сейчас 20 – 40 лет и вы работали на того же Эрнста, сделали бы вы такие заявления?

– Я не знаю. Но могу вам сказать, что сегодня я не богатый, но обеспеченный человек и не боюсь потерять работу. Деньги дают независимость. А в 25 лет вряд ли бы они у меня были. И даже в 40. По крайней мере, тогда их у меня не было. И я бы думал, что будет с моей женой, детьми, если я пойду на это и меня уволят. Не знаю…

По домам поклонники Познера разошлись в десятом часу вечера.

Наталия Васильева для сайта «Вечерняя Казань»