Главная » Видео » Встречи с В. Познером в «Жеральдин» » Владимир Познер: «Популисты приходят к власти»
Владимир Познер: «Популисты приходят к власти»

Владимир Познер: «Популисты приходят к власти»

– Я задам один вопрос и одну реплику. Вопрос сначала: вы после интервью с Кудриным высказывались по делу Голунова и всей этой ситуации, Кадырова, вы вспомнили о диссидентах, как о героях. Мне 36 лет, я как бы имею право, наверное, заблуждаться. А можно историю 68-го года, с которой все это пошло. А вот почему вы их героями считаете? Я объясню, в связи с чем этот вопрос. Для меня, как представителя этого поколения, диссидент – это тот, кто борется за права и свободы своей страны. Главный диссидент, для меня – это Нельсон Мандела: отсидел 26 лет, боролся в своей стране и стал президентом. Щаранский хороший пример, но он боролся за то, чтобы уехать. А диссиденты, которые вышли в защиту Пражской весны, вообще непонятно за что боролись.

И реплика: Вот вы сказали – сами виноваты. Сейчас вышел с Камбербетчем художественный фильм «Брекзит», о технологии брекзита, о том, как это все происходило, и я хотел сказать в защиту: это не народ виноват, а виноваты те представители политического истеблишмента или прослойки, кто на себя это взял. Я на себя не брал эти функции. Я не Гудков – ни младший, не старший, и не Навальный. Но если уж вы взяли на себя… Брекзит стал возможным потому, что, по фильму, что те, кто его организовал, нашли, в соответствии с технологиями, три миллиона избирателей. Те, кто поднял свои задницы, нашлась масса тех, кто проголосовали…

Владимир Познер: Я с удовольствием вам отвечу, почему я считаю, что диссиденты герои, при этом я не сказал, что я их поддерживаю всех и во всем. Но почему герои. Потому что в советское время, то есть я имею в виду, когда возникли диссиденты вообще – они возникли во времена Брежнева, потому что при Сталине какие там диссиденты. И при Хрущеве. При Хрущеве вначале была огромная надежда, была оттепель, казалось, что все меняется, случились разные вещи. Но все-таки диссиденты – даже слова такого не было. Они возникли уже позже. Они возникли при Брежневе.

Так вот чем грозило это? Понятно чем. Оно грозило сумасшедшим домом. Это была, кстати, придумка Андропова. Оно грозила ГУЛАГом, тюрьмой и в некоторых случаях смертью. Не расстрелом, а смертью. А выйти на Красную площадь по поводу 1968 года с плакатами – это надо быть героями, потому что ты понимаешь, чем это кончится. Нет сомнений, тебя заберут и с тобой сделают все, что хотят. То есть я считаю, по своей силе – это люди герои, хотя я не могу сказать, что я всегда согласен с ними. Это разные вещи. И они боролись, конечно, за свою страну. Потому что Щаранский, вы правы, начал с того, что боролся за то, чтобы уехать. Но дальше его самого довели до того, что он стал бороться за другое. Он стал бороться за то, чтобы любой человек мог уехать. Просто, чтобы вы имели право. Если вы хотите взять и уехать. Это ваше человеческое право. Вот за это он боролся. Я его понимаю.

Любой человек может иметь право уехать, куда он хочет. Сказать, что это непатриотично? Что значит непатриотично? Вам что за дело? Человек захотел уехать – он уехал. Что мы, беднее стали? Это очень странная манера думать. Это что касается моего отношения.

Значит, насчет фильма «Брекзит». Вы сказали, вам сколько лет? 36. Ну, смотрите, когда Лермонтову было столько лет, сколько вам, он уже был мертв 9 лет. То есть вы уже пожили. Ну, вот вы посмотрели фильм «Брекзит» и все? Все там сказано? Вы поверили? Так оно и есть?

Почему брекзит вообще был возможен. А ответ очень простой на самом деле. Вот я был в Лондоне, когда был опрос. И вот результат на следующий день, и BBC посылает своих корреспондентов по стране. Один репортаж из такого северного английского городка и две такие английские женщины лет 60, такие аккуратные, прямо милые-милые. И он их спрашивает: вы за брекзит голосовали или против? – За, конечно за. – А почему? – Ну, так хочется, чтобы было как когда-то. Вот и все. Это и есть ответ. Люди не хотят жить так, как они сегодня живут. Популисты приходят к власти.

Вот Трамп, который говорит: я сделаю Америку снова великой. Что он имеет в виду? Она будет такой, как она была тогда, как в 50-х, когда были машины с этими штуками, как у дельфина, когда не было этих эмигрантов «чертовых», когда мексиканцы не лазили, куда им не надо. Вот что. Конечно, политики этим пользуются. Конечно, все правильно, пользуются. Но у нас то в голове что?

Если вы смотрели передачу с Харари, в ней он говорил, что наступает время, когда нас будут взламывать. Когда правительство или корпорации будут нас знать лучше, чем мы себя знаем. Мы будем думать, что мы делаем выбор – это они управляют нами. Они манипулируют нами, потому что они нас изучают. Мы сидим в интернете, и они изучают постепенно, что нам нравится, что нам не нравится. Что вызывает радость, что вызывает гнев. Накапливаются данные, огромное количество данных. Они понимают, как работает наш мозг. И теперь наконец они имеют необходимую технику, чтобы сосчитать все это. Раньше они не могли, а теперь они могут.

И в конечном итоге, если пойдет определенным образом, вообще будет другой человек. Не такой, какой существует 2,5 млн лет, а будет другой человек. Он будет с искусственным мозгом. Он будет отчасти биологический, а отчасти – нет. Будет создана раса сверхлюдей. А остальные будут обыкновенные, никакие. И причем, самое главное, любопытная мысль, что они будут ненужные. Просто есть они – нет их, неважно. Ведь раньше люди боролись за зарплату, за то, чтобы лучше жить и т.д. А если они не нужны, потому что они ничего не могут? Ну, дадим им сколько-то денег, чтобы они могли нормально есть, жить.

Читайте книжку Оруэлла «1984». Это все оттуда. Это было уже предугадано. И тогда скажете: а мы не виноваты. А кто допустил? Сказал: мне некогда голосовать. Ведь не то что не дают. Но почему вы не пошли? Это же никто не сказал вам «не ходите» или какую-то такую пропаганду. Может, лучше вам пойти в театр. Нет, не было этого. Мы просто решили: на фиг вообще.

Это мы виноваты, не кто-нибудь другой. Это нами не манипулировал никто. Конечно, есть люди, которые нам внушают, что это бесполезно. Но у нас же еще есть что-то в голове. Голова существует не только для того, чтобы носить шляпу. Так что… Это я так реагирую.

Конечно, мы всегда найдем способ себя оправдать. Нет, это все-таки не так. Я не виноват. Я… и так далее. Ну и на здоровье. Так лучше живется. Трудно все время думать: черт, что-то я не очень. А лучше сказать: я не виноват, это они все. Они это кто? Они – это американский империализм. Это жиды всегда, конечно. Интеллигенция. Ну, найдется. Это же не новое.