Главная » Интервью » Владимир Познер: «Все эти разговоры, что телевидение умирает, – это глупости, ничего не умирает»
Владимир Познер: «Леонардо да Винчи стоит особняком»

Владимир Познер: «Все эти разговоры, что телевидение умирает, – это глупости, ничего не умирает»

– Сейчас часто говорят, что интернет побеждает телевидение. Но ведь телевидение не вымерло, у него по-прежнему есть свой зритель. Почему?

– Потому что картинка всегда более привлекательна, чем текст, особенно для массового пользователя. Эмоциональное воздействие выше. К тому же, чтобы смотреть телевизор, ты не делаешь никакого усилия – тебе всё показывают. А чтение совсем другое дело, это процесс, который требует усилий. Наконец, чтобы что-то читать в интернете, ты должен иметь компьютер. А для многих россиян это не такая привычная вещь, как телевизор, который для большинства – важный предмет в доме. Ну и конечно, телевизор в России всё-таки до сих пор авторитет. В Америке когда-то говорили: «Я прочёл об этом в газете, значит, это правда». А потом стали говорить: «Этого не было по телевидению, значит, этого не было вовсе!» Вот у нас в стране так до сих пор думают. Не говоря уже о том, что интернет – это ведь частное мнение отдельного человека. Ну хорошо, какой-то Вася написал вот так. Ну и что? Кто такой Вася? «А мне Вася нравится». «А мне нет». Интернет – это поле для личных высказываний людей. Это отлично, это демократично, хотя сами высказывания там порой бывают совершенно не демократичными. Но считать, что у этих частных мнений такое же влияние, как у крупного телеканала, конечно, нельзя.

– Но ведь интернет пытается развиваться в сторону телевидения – там теперь есть и свои видеоканалы, и прямые эфиры.

– Да, но действительно популярных среди них мало. Ну вот есть, скажем, Дудь. Всё остальное привлекает гораздо меньше внимания, даже канал Парфёнова на YouTube не то чтобы пользуется бешеной популярностью. Тут есть ещё один момент – он, может быть, не главный, но его нельзя игнорировать. Это размер экрана: картинка у телевизора больше и красивее, она воспринимается совершенно иначе. Поэтому все эти разговоры, что телевидение умирает, – это глупости, ничего не умирает. Более того, я думаю, что наступит такой день, когда в домах одна из стен будет огромным экраном и вы сможете надеть какой-нибудь прибор и войти в программу или фильм и участвовать в действии. Телевизор никуда не уйдёт: слишком уж он мощное средство влияния и заработка.

– Раз уж мы заговорили о Дуде – в чем разгадка этой его внезапно возникшей популярности?

– Тут две причины. Во-первых, он интервьюер способный, а таланты ведь не валяются на дороге. Во-вторых, он очень точно чувствует свою аудиторию и играет «под неё» роль молодого человека. Манера одеваться, стричься, словесный набор – всё это, вместе взятое, очень соответствует тому, как нынешние люди от шестнадцати до двадцати двух представляют себя. Кстати, очень интересно, что с ним будет дальше. Ведь он сам-то уже далеко не молодёжь, ему тридцать два года – и он будет продолжать взрослеть. Наверное, ему придётся искать какой-то другой образ.

Илья Носырев для журнала «Story»