Главная » Интервью » Владимир Познер: «Пока всё-таки люди в нём видят патриота, который вернул нам Россию»
Владимир Познер о наиболее сильных впечатлениях в литературе и кино за последнее время

Владимир Познер: «Пока всё-таки люди в нём видят патриота, который вернул нам Россию»

– Ощущение обманутости – оно явно не только в России сейчас. В Америке Трампа выбрали, потому что народ ещё после кризиса 2008 года решил, что правительство действует только в интересах жирных котов с Уолл-стрит. А англичане Brexit устроили, потому что всё большая часть народа думают: нас насильно затащили в Евросоюз и мы теперь страдаем.

– Мне не кажется, что это ощущение, что «нас обманули». Это ощущение, что надоело. Американцам надоела эта возня в конгрессе между демократами и республиканцами, надоело, что они вообще о народе перестали думать и все их интересы сосредоточились inside the Beltway, внутри района, где живёт элита. Это примерно как у нас район внутри Садового кольца.

Нельзя, конечно, забывать, что на президентских выборах Хиллари Клинтон получила на 3 миллиона больше голосов, чем Трамп, так что, если бы в Америке были прямые президентские выборы, Трамп бы не победил. Но даже тот факт, что он был выдвинут кандидатом в президенты, – это показатель. Потому что это человек, который не имеет отношения к истеблишменту. Он другой, и поэтому за него проголосовал тот слой бедных американцев, у которых не было работы: заводы уехали в Мексику или в Китай, и они видели, что глобализация ничего хорошего им не принесла. А вот тут появился человек, который сказал: я в эти игры не играю.

А про Brexit очень красноречиво высказались две дамы, которых я увидел на BBC на следующий день после референдума. Репортёр их спрашивает: вы за Brexit голосовали или против? И эти дамы лет шестидесяти, такие аккуратные, приличные английские куколки из какого-то северного городка, отвечают: за. А почему? И они говорят: ну, хочется, чтобы всё было как когда-то. А как когда-то – это значит, не было иммиграции, из Брюсселя нам, англичанам, не говорили, как мы должны себя вести, Британия была совсем другой.

Это ностальгия по временам, которых никогда уже не будет – они ушли безвозвратно. Эти чувства разочарования и обиды в разных странах проявляются по-разному. Но вообще, поправение в политике, которое во многих странах сейчас наблюдается, – это, конечно, признак того, что – ну надоело, надоело. И появляются люди, которые говорят то, что хочется услышать. Гитлера когда-то вот так и выбрали.

– Но ведь на этой же волне – сделаем Америку снова великой, вернём Англию во времена королевы Виктории – и Путин когда-то поднялся.

– Да.

– А долго на этом всём можно играть? Когда-то ведь это работать перестанет.

– Я не знаю. Я никогда не занимаюсь предсказаниями, потому что считаю их бессмысленным делом: я же не ясновидящий. Пока у Трампа, например, всё это работает, потому что в американской экономике всё очень хорошо, доллар крепок, количество безработных резко сократилось.

Люди ведь голосуют прежде всего желудком и карманом. Но у нас из-за санкций люди всё-таки стали жить хуже, и популярность Путина снизилась – сейчас его поддерживает где-то 58% граждан. Это гораздо ниже, чем 83%, которые когда-то были. Тут и пенсионная реформа сказалась, и то, что всё-таки реальное финансовое состояние людей сегодня хуже, чем десять лет назад.

Означает ли это, что поддержка Путина скоро упадёт настолько низко, что всё то, что есть сейчас, закончится? Я не знаю. Пока всё-таки люди в нём видят патриота, который вернул нам Россию. Горбачёв и Ельцин, мол, продали страну, а при Путине мы наконец встали с колен. Эта точка зрения пока ещё является ведущей в оценках народного мнения, и всё-таки её популярность упала.

Илья Носырев для журнала «Story»