Главная » Общение » Владимир Познер: «Трудно ожидать от ребенка что-то, если то, что он видит, противоречит тому, чему его учат»
Владимир Познер: «Трудно ожидать от ребенка что-то, если то, что он видит, противоречит тому, чему его учат»

Владимир Познер: «Трудно ожидать от ребенка что-то, если то, что он видит, противоречит тому, чему его учат»

– Вы неоднократно упоминали про важность образования, и я, как мама двоих детей, не могу с вами не согласиться. Хотела бы спросить: вы много путешествовали, вы человек думающий, анализирующий, чего не хватает нашему образованию, чтобы дети, которые сейчас учатся, могли построить достойное будущее нашей стране.

Потому что говорить о проблемах можно много, и о достойной зарплате учителей, и о достойных людях, которые должны учить детей – это правильно и к этому надо стремиться, но мы должны понимать, что это в некотором роде – утопия. А вот если реально, как вы видите?

– Я очень рекомендую вам посмотреть наш последний фильм о Скандинавии и Финляндии. Я когда снимал его, поражался тому, что я узнавал об этих странах, и лишний раз понял, что то, как мы представляем себе ту или иную страну, почти всегда не соответствует действительности.

Я почему вспомнил про фильм: не знаю, в курсе вы или нет, но признано, что лучшее в мире школьное образование в Финляндии. Представляете, страна, которую мы презрительно когда-то называли «чухной», а самих финнов «чухонцами», что они медленные, алкоголики и так далее. Вот у них – лучшая школьная система в мире. И достаточно просто сказать одно: для того чтобы преподавать в школе, в Финляндии, в первом классе, нужно иметь степень кандидата наук, не пускают без этого. То есть вы понимаете, что сразу уровень преподавательский становится совершенно иным, и соответственно то, как учат детей.

Очень трудно ожидать от ребенка что-то, если то, что он видит, противоречит тому, чему его учат. Если это происходит, то очень трудно ожидать, особенно от молодого человека, потому что молодые наиболее впечатлительные, наиболее честные, наиболее требующие справедливости; очень трудно ожидать, что они будут «строить» что-то и так далее.

В чем была сила, некоторое время, Советского Союза? А была сила. Она заключалась в том, что подавляющее большинство верило: верило Сталину, верило партии, верило тому, что говорилось, что будет это, это и это, и догоним, и перегоним Америку и так далее. Потом постепенно эта вера уходила и в итоге ушла. А человек, который верил, а потом потерял веру – это совсем не тот человек, который вообще не верил. Это тяжелая вещь – потерять веру. И это вызывает цинизм, воровство, коррупцию: «О чем вы мне говорите? Все это – вранье, нам врали и врали. Больше я уже ничему не поверю».

И в какой-то степени то же самое происходит и в школе, когда учитель говорит одно, а видно, что это все не так. Это – проблема. Если бы я знал, как ее решить, я, может быть, занимался бы другим. Журналисты ведь ничего не решают, журналисты могут, в лучшем случае, только показать: «смотрите, там есть проблема» – это максимум.

Я не знаю ответа, я могу только обрисовать проблему, и может быть, обрисовав ее более-менее точно, могу помочь поискать решение.