Главная » Мнение » Владимир Познер о вербовке и публикации архивов КГБ
Владимир Познер о фильме про Австралию

Владимир Познер о вербовке и публикации архивов КГБ

Владимир Познер рассказал, что Комитет государственной безопасности (КГБ) СССР на протяжении долгого времени пытался его завербовать. В эфире радио Baltkom в программе “Абонент доступен” он также отметил, что пойти на сотрудничество с КГБ было “выше его сил”.

“Меня вербовали очень упорно. Несколько лет. Когда они окончательно поняли, что ничего не выйдет, то сказали мне : “Вы нас запомните!”. И я запомнил, потому то я был невыездным почти 30 лет, меня не выпускали из СССР. Я заплатил таким образом за свой отказ сотрудничать. И потом мне говорили, что, если я соглашусь, то смогу ездить на заграницу, а ведь мне очень хотелось, так как я вырос во Франции, в Америке. Ведь очень легко было согласиться, писать какие-то доносы, но зато по всему миру ездить. Я все-таки на это не пошел. Это не признак огромного мужества, но это было выше моих сил. Я думаю, что для многих это непросто было”, – заявил журналист.

20 декабря на домашней странице Национального архива Латвии были опубликованы документы Комитета государственной безопасности (КГБ). Около 200 имен известных общественных деятелей, политиков, художников, писателей, научных деятелей, журналистов, спортсменов, а также священнослужителей находятся в так называемых “мешках ЧК”.

Владимир Владимирович подчеркнул, что публикация архивов спецслужб часто влечет за собой негативные последствия.

“Я имел с этим дело в Германии. Я интервьюировал руководителя федерального ведомства по работе с архивами министерства госбезопасности ГДР Роланда Яна. Там бывают прямо катастрофы, потому что выясняется, например, в одной семье, что муж стучал на жену или жена стучала на мужа – разрушаются семьи. Я спрашивал Роланда Яна на интервью о том, что мне кажется, это все имеет негативный характер, какое-то мщение что ли… Однако, он ответил, что нет, так как народ должен знать этих людей. Хотя многих вынуждали на сотрудничество, шантажировали. Все неоднозначно. Есть просто подлецы, а есть и невинно пострадавшие. У меня нет однозначного ответа… Это очень тяжелый, моральный вопрос, я очень рад, что мне не нужно его решать”, – сказал Познер.