Владимир Познер: «Это одно из самых ярких впечатлений в моей жизни»

Владимир Познер: «Это одно из самых ярких впечатлений в моей жизни»


Когда мне было столько лет, сколько многим из вас, а это было очень давно, как вы понимаете, – очень популярен был в Советском Союзе Хемингуэй. Сегодня уже как-то Хемингуэй не очень котируется, к большому сожалению.

У Хемингуэя есть рассказ один, среди прочих, называется этот рассказ «Короткая счастливая жизнь Франсиса Макомбера». Очень советую вам прочитать, если вы не читали. Вообще Хемингуэя почитать не вредно. Получите удовольствие.

Так вот, действие этого рассказа происходит в Африке. И я, когда первый раз прочитал, мне страшно захотелось в Африку. Это было очень давно. Мне было совсем еще мало лет, но тем не менее. Потом был другой американский писатель, Сол Беллоу, его у нас мало знают, хотя он лауреат Нобелевской премии. Он написал много книг, и одна из них называется «Хендерсон – повелитель дождей». Или «король дождей». И тоже об Африке. И я когда прочитал эту книжку, я решил, что я точно поеду в Африку, просто обязательно.

И действительно в 97-м году с четырьмя приятелями, мы совершили восхождение на Килиманджаро. Это не так трудно. Не надо быть альпинистом. Это довольно высокая гора. Под 6 тысяч. Поэтому, так сказать, не сразу можно там… Трое суток или четверо поднимаются. Есть люди, которые не выдерживают высоту, они заболевают. Вода начинает поступать в череп. Это смертельно опасно. Но кто забирается, там очень интересно.

Где-то когда остается метров, наверное, 300, вы доходите до лагеря, и вас укладывают спать в 2 часа дня, в 14 часов. И будят вас в 11 вечера. И вы последние 300 метров, у вас палка такая, утыкаться чтобы, поднимаетесь примерно 5 часов. Это густая такая вулканическая порода, мелкая, и вы утопаете по колено. Поднимаетесь-поднимаетесь, а потом съезжаете вниз. И опять поднимаетесь. Это мучительно тяжело. Некоторые люди начинают плакать, кого-то рвет. Но зато ты добираешься до вершины примерно в пять утра. В пять – полшестого утра. И в это время солнце встает над Африкой. Это совершенно феноменальная вещь. Такое ощущение, что вы видите аж до Кейптауна. Это одно из самых ярких впечатлений в моей жизни. И когда я это сделал, я решил, что я точно приеду на какое-то время побольше в Африку посмотреть на животных.

Я очень люблю животных. Я терпеть не могу зоопарки и цирки. Я не могу видеть животных в том виде, в каком их там содержат.

В общем, мне подарили поездку в Африку. Вот я в январе провел 10 дней в кратере, погасшем, конечно, вулкана, который называется Нгору-Нгору, и затем в Серенгети. Ну это национальные парки. И то и другое. И там множество всяких животных, львы, слоны и что хотите, жирафы и зебры. И конечно, совсем другое ощущение от этих живых свободных животных, которые вообще на вас не обращают никакого внимания.

Представляете себе нечто вроде «Рендж Ровера», скажем, но только без боков и без крыши. То есть платформа на колесах. Очень удобные сиденья. И животные не обращают вообще внимания. Но категорически нельзя выходить из этой машины, это очень опасно. Но зато можно подъехать совсем близко.

Я очень люблю фотографировать. Я такой любитель фотограф. У меня аппараты всякие. И когда мы подъехали так близко, человек, который вел машину, говорит: «Так, потише разговаривайте, а то львам не нравятся наши голоса, и не особенно дергайтесь, спокойно». У меня фотоаппарат, один, второй. А лев лежит спокойно, дремлет. Но, видимо, я как-то дернулся, как-то так, и он так раз, голову поднял вперед и смотрит мне в глаза. И вы знаете, этот взгляд было трудно описать. Это такой сияющий золотой беспощадный совершенно взгляд. И рейнджер говорит мне: «Смотрите ему в глаза, не отводи глаза, не отводи, это важно». И так друг на друга смотрели примерно 40 секунд, а потом лев сделал недовольную морду и заснул обратно.

Но я вам скажу, у меня холодок был в животе, потому что это расстояние такое, что если бы он хотел, то я был бы его обедом или ужином, не знаю. Совершенно очевидно. Нас, например, слон толкнул. Не со зла, но мы мешали ему пройти.

Я это вам рассказываю, потому что, если у вас когда-нибудь будет возможность поехать на так называемое сафари, то я вам очень советую, это, конечно, нечто совершенно восхитительное. И я забыл обо всем. Я забыл о Москве, я забыл о Государственной думе. Я даже забыл о Путине. Можете представить? Трудно представить, я понимаю. Я о Трампе забыл.

Я был совершенно восхищен, пленен, и это было счастье. Потом я вернулся, как видите. Я все думал, может, меня кто-то съест. Нет.

Фото: Игорь Табаков