Главная » Общение » Владимир Познер о борьбе с коррупцией
«Забывать о Холокосте и Беслане никак нельзя, иначе эти события повторятся»

Владимир Познер о борьбе с коррупцией

– Наша Госдума активно думает о том, как избежать коррупции в учебных заведениях и в медицине; скоро нельзя будет давать «взятки», как они это считают, врачам и учителям. Скажите пожалуйста, какая, на ваш взгляд, разница между взяткой и благодарностью и давали ли когда нибудь вы взятки в нашей стране, на дороге, может быть?

Владимир Познер: Я лично нет, не давал. Если тебя остановил гаишник, как тогда они назывались, за нарушение, обычно люди сразу предлагали и предлагают деньги. При этом, как правило, останавливают за дело, но я очень опытный водитель, я вожу очень много лет и за все мои годы меня остановили, чтобы взять деньги – один раз, во всех остальных случаях – это я нарушил.

Но как у нас происходит: тебя остановили и он еще ничего не сказал, а ты уже предлагаешь. То есть, можно ли сказать, что у нас коррумпированная полиция? Ну, я не знаю кто коррумпирован, полицейские или мы, которые сразу даем. А почему мы даем деньги? Ну проще так.

Как мне кажется, вот это отношение, что можно кого угодно купить, оно очень давнее, оно существует и существовало в России и до Советской власти. Губернаторов отправляли ведь без зарплаты даже, чтобы они на местах определили, как им существовать.

Конечно, коррупция есть всюду, нет стран, где совсем нет коррупции, но есть страны, где ее очень мало.

Какой путь борьбы с коррупцией? Не предлагать. Мне могут сказать: но тогда он мне не даст какую-нибудь там бумажку, то, что мне нужно. Даст, если ему никто деньги давать не будет, то в конечном итоге он даст. Но, конечно, если ваш сосед будет давать деньги, тогда нет.

Вот в Москве, когда человек ступает на пешеходный переход, машина останавливается почти всегда, и не там, где светофор, а где нерегулируемый переход. А так ведь не было. А почему они останавливаются, они стали такими сознательными или хорошими, а были плохими, или из-за штрафов? Да нет, до людей дошло, что так удобней: я тебя пропустил сегодня, а завтра ты меня пропустишь. Так удобней жить.

Так вот, когда люди поймут, что лучше жить без коррупции, то она постепенно сведется к очень невысокому уровню. Пока есть убеждение, что так хорошо, что так можно, так проще, это будет существовать. Можно как угодно стращать, как угодно угрожать, что будут сажать и так далее. Вы знаете, что в свое время, когда отрезали публично правую руку за кражу, в это время карманники работали в толпе и крали, хотя им угрожало вот это. Так человек устроен, его очень трудно напугать, когда речь идет о личной заинтересованности.

Конечно, все эти решения – это очень хорошо, это прекрасно, но я думаю, что очень много связано с образованием, со школой, с родителями. Не может отец учить сына не курить, если он сам курит, не получится.

Это очень длинный и трудный путь, но я другого не вижу, как постепенное понимание в обществе, что это плохо, что это мешает жить, что мы живем хуже из-за коррупции. Это влияет на наш экономический уровень, потому что серая экономика поглощает огромную часть нашего бюджета. И значит надо постепенно к этому прийти.

Ну, а что касается врачей и учителей, им надо платить достойные зарплаты, помимо всего прочего. Я лично считаю, что нет ничего важнее образования, особенно школьного, и здравоохранения. Значит, надо сделать эти профессии престижными, надо, чтобы туда шли самые лучшие люди, чтобы наших детей учили самые толковые люди, чтоб нас лечили самые толковые люди. Но самые толковые тогда должны понимать, зачем они туда идут, их надо каким-то образом ведь привлекать. Есть люди, которые «рождаются» врачами или учителями, как говорят, «от бога», но таких людей мало. А дальше человек выбирает, куда бы пойти, при том, что есть талант, есть ум. И пойдет, в частности, туда, где ему интересно. А почему может быть интересно? А потому что это престижно, потому что будет хорошо зарабатывать, потому что будет себя чувствовать уважаемым человеком. Это все взаимосвязано. А если мне платят очень мало, а тут приходит какой-то человек и говорит «возьми, сделай так, чтобы мой сын (дочь)…».

А вот эти вот запреты, конечно, они нужны, но они не сильно работают.