Главная » Общение » Владимир Познер о Саманте Смит, телемосте с Западом и американском-советском телевидении
Владимир Познер о Навальном: "Он не произвел на меня особого впечатления"

Владимир Познер о Саманте Смит, телемосте с Западом и американском-советском телевидении

– Владимир Владимирович, наше общество молодых лидеров уже дозрело до уровня своего осознания ответственности за себя, за будущее, как в свое время десятилетняя американская школьница Саманта Смит? Мы способны на такой поступок? Например, инициировать от лица молодежи, прогрессивной общественности открытое письмо, обращение к нашим западным коллегам, провести открытый молодежный форум, серию конкурсов, медиамостов, может быть. Где бы мы попытались услышать друг друга, где информационное поле было бы не «полем брани», а открытой платформой для конструктивного диалога.

Владимир Познер: Я очень хорошо помню всю эту историю с Салатной Смит. В общем, довольно трагическая фигура. Девочка действительно написала письмо, что довольно характерно все-таки для американцев. Заметьте, больше никто не писал писем, ни французы, ни итальянцы, ни норвежцы, а вот именно американка. Эта некоторая наивность, сдобренная все-таки большой внутренней свободой, довольно характерна для многих американцев и выливается, в частности, в такое. А это было тут же использовано советской пропагандой, колоссально совершенно, и вдруг Саманта Смит стала «фигурой» и прочее. На самом деле печальная история.

Что касается «можем ли мы прорваться друг к другу». Ну вот я считаю, что было бы очень важно устроить и не один телемост с теми же Соединенными Штатами, с рядовыми людьми, или с Великобританией. И, как ни странно, Первый канал или, может быть, не странно, поддерживает это и руководство поддерживает это, а вот найти партнеров в США не удается. То есть в данном случае мы оказываемся гораздо более готовыми к такому диалогу, чем они. Это любопытно, если вдуматься.

Вы знаете, для меня Америка – родная страна, и я о ней рассуждаю не как о важной, интересной или, может быть, опасной стране. Я рассуждаю о ней как о моей стране, я там вырос. Так вот, что поразительно сегодня в Америке – это то, что если вы посмотрите главные американские телеканалы ABC, CBS и NBC и в какой-то степени, но меньшей CNN и FOX, но эти меньше, вот первые три – это как у нас Первый, Россия и НТВ. Так вот они все говорят одно и то же относительно России, отличаются только фигуры. То есть они мне напоминают нас гораздо в большей степени, чем я бы ожидал.

Вот ситуация именно такова. И очень трудно пробить ее.

Произошла еще такая вещь, хоть вы меня о ней и не спросили, но я все-таки скажу. Когда-то каждая из этих телевизионных компаний принадлежали какому-то одному человеку или семье, эти люди рассматривали созданные ими каналы и как способ заработать деньги, но имели свое отношение к информации, к журналистике, иначе бы они этим не занимались. Но потом произошло так, что постепенно эти телевизионные компании стали приобретаться более крупными компаниями, а те еще более крупными, а те уже совсем большими. И тогда эти телевизионные компании не были уже независимыми, они были и являются частью огромных конгломератов. А у этих конгломератов совершенно другие представления о том, чем должно заниматься телевидение: да – заработок, но и определенная политика. В этом смысле это стало гораздо более похоже на то, что у нас было в Советском Союзе даже, что поразительно для такой страны, как Америка.

Так что происходят такие чрезвычайно интересные, не очень приятные порой, развития. Поэтому ваш вопрос не имеет простого ответа, но, к сожалению, и хорошего ответа у меня нет.