Главная » Общение » Владимир Познер о русофобии и отношении Запада к России
О событиях 26 марта

Владимир Познер о русофобии и отношении Запада к России

– Владимир Владимирович, вот вы часто говорите, что Россия – это Европа, а Европа-то готова к тому, что Россия – это европейская страна? Я на счет русофобии ничего не могу сказать, но общаясь с моими западными коллегами, прежде всего европейскими, при том, что они меня лично знают, я вижу что они смотрят на меня под другим углом, с подозрением. Не получается ли так, что они выстраивают «санитарный» кордон со своей стороны по отношению к России?

Владимир Познер: Ну, во-первых, русофобия – существует. Я знаю русофобов. Одну очень известную американскую журналистку, которая работает в газете The Washington Post, она замужем за бывшим министром обороны, он же бывший министр иностранных дел Польши, и вот она – русофоб. Она прямо говорит, что с русскими вообще нельзя разговаривать, как с другими людьми, они – другие. И такие люди есть, есть русофобы, так же как и есть антисемиты, это примерно из одной области, похожее.

Но то, о чем говорите вы, это, конечно, реакция на пропаганду, с одной стороны, очень мощную, на политику и на определенные действия самой России. Вопрос не в том, поддерживаю я эти действия или осуждаю их, вопрос в том, как их преподносят.

В конце концов, каким образом люди составляют себе представления о другой стране и о других людях? В основном смотрят телевизор, ну еще читают газеты, в меньшей степени, слушают радио, но все-таки образ ведь так создается. И сегодня образ русского человека, как когда-то образ гунна или образ немца, или образ японца, создается таким же образом.

Я этого не боюсь почему? Потому что это довольно быстро преодолевается. Ведь после Первой мировой войны, как бы что ни говорили, но к немцам относились совершенно определенным образом, и после Второй тоже, и все-таки это прошло. Правда, стоит немцам что-то сделать, что как-то напоминает что-то из прошлого – это мгновенно возникает. Да и хорошо собственно напоминать. То же самое с японцами, сегодня их принимают как абсолютно, я бы даже сказал, передовых, добившихся поразительных успехов, замечательных людей.