Главная » Видео » Встречи с В. Познером в «Жеральдин» » «Если вы считаете, что здоровье и образование – это приоритет, тогда тратьте меньше денег на другие вещи»
«Если вы считаете, что здоровье и образование – это приоритет, тогда тратьте меньше денег на другие вещи»

«Если вы считаете, что здоровье и образование – это приоритет, тогда тратьте меньше денег на другие вещи»

– Меня очень беспокоит вопрос образования в нашей стране. Любое – школьное, вузовское. Не важно, любое, в детском саду как относится воспитатель к ребенку, как в школе преподается тот или иной предмет. И вообще насколько профессионально преподается и насколько узко направлены те или иные предметы.

Насколько советское образование было лучше нынешнего, как вы считаете? И что испортили на сегодняшний момент?

Владимир Познер: Я не учился в советской школе. Так случилось, я вырос не в России, не в Советском Союзе. Но для того чтобы учиться в вузе, я должен был сдавать государственные экзамены. Четырнадцать экзаменов. Никакого ЕГЭ, конечно, не было.

А до этого я учился в Америке, в платной частной школе. Очень дорогой. И в нашей школе, в каждом классе, было не больше 12 человек. И поэтому учителя знали каждого как облупленного. И могли уделять внимание каждому. Учителя получали очень хорошие деньги, потому что это была дорогая платная школа.

Вообще это была школа новаторская. Мы, например, не занимались арифметикой. У нас, когда нам было восемь лет – мы управляли почтой. В школе была своя почта. Мы продавали марки, конверты, бумагу, вели гроссбух. Мы и сами не знали, что мы занимаемся – арифметикой. Мы складывали, вычитали, делили, но не знали, что это арифметика. А потом, когда нам было девять, например – мы заведовали магазином.
Школьным. Тетради там, карандаши, ластики и прочее. Мы особенно не учили историю, но у нас было два печатных станка, и мы все печатали для школы. И поэтому для нас Гутенберг и вообще история печати – мы это знали, мы это делали. Мы же собирали сами. Историю мы учили в библиотеке. Любимое место. И библиотекарь подходил к тебе и на ухо говорил: «Ты немножко маленький для этой книги, вот тут есть одна книжка… Только никому не говори, что я ее тебе дал». Это была привилегированная школа, конечно же. И так всех учить невозможно.

Но если вы утверждаете, что право на учебу – это право человека вне зависимости от того, сколько денег у папы с мамой, какой у них пост – то есть если вы как Наполеон объявляете, что частных школ не будет… Во Франции нет частных школ, кроме религиозных. Иногда отдают детей в католическую школу, но это мало кто делает. Значит, если это так, если любой человек имеет право учиться, значит вы должны производить на свет большое количество учителей. А если у вас большое количество учителей – вы должны иметь много денег, чтобы им платить. А если у вас денег нет – то вы им платите мало. И тогда профессия учителя – не престижна. Туда не идут люди мозговитые. Или идут рожденные, чтобы быть учителями. Но таких – сколько? И поэтому, скажем, в России 90% учителей – женщины. Потому что какой мужчина пойдет на эту зарплату?

Вот вам первый ответ. Это было в советское время точно совершенно.

А что советское время? Школа какая была? Вбивали в тебя знания. Дважды два – четыре. Но только не учили думать. Сочинение – только на определенную тему. «Евгений Онегин как представитель…». Но никак не просто «Евгений Онегин». То есть не думать – а выполнять. Историю знать надо – кто когда, а вот почему – это уже вопрос другой. Так что в советской системе, конечно, учили-то в этом смысле хорошо, но там большой вопрос…

Вот где лучшая школьная система? Я считаю, что школьная гораздо важнее, чем вузовская. Школа – формирует. Где лучшая в мире школьная система? В Финляндии! А почему? А потому что в Финляндии сделали так: человек не имеет права преподавать в школе, если он не имеет степени кандидата наук. Да, за это надо платить, между прочим, этому кандидату наук. Попасть в институт, где готовят преподавателей, – это дико трудно. Конкурс – десять человек на место. Престижнейшая профессия! Вся система построена соответствующим образом.

А что у нас? У нас после советской системы у многих убеждение было – раз бесплатное, значит плохое. Нам нужно платное. И медицина нам нужна платная, вот тогда заживем – прямо ах! Ну и как – зажили?

В Германии – бесплатная медицина. Я дважды попадал. Я был там в разных больницах. В Германии бесплатно, для всех. Ты рождаешься и получаешь страховку. Это не вопрос, это – надо. Потрясающая медицина! Гораздо лучше, чем в Америке. И во Франции лучше.

Понимаете, вопрос в чем. Если вы считаете, что здоровье и образование – это приоритет, тогда тратьте меньше денег на другие вещи. Ну, например, на оборону. Я понимаю – сложно. Тогда другие налоги надо платить. Ну мы же платим с вами какие налоги? 13%. Это же смех! Нет такой страны, где платят 13%.

Реплика из зала: Так у нас и зарплаты…

Владимир Познер: Нет, неправда, в Китае – в восемь раз ниже. И во многих других странах. А еще – индивидуальный предприниматель. Так я плачу 6%. Шесть процентов! Это же неслыханно! Сказать это в Скандинавии – просто не поверят никогда.

Понимаете, ну невозможно, как один человек сказал, «работать как у нас, а жить – как у них». Этого не бывает. Вот как: я хочу, чтобы вы построили быстро, хорошо и дешево. Нет. Быстро – значит дорого. А если еще и хорошо – то совсем дорого. Так что все эти вещи связаны.

Что касается вузов, то это другое дело. У нас неплохие вузы. Даже есть очень хорошие. А кто там попал в первую сотню, во вторую сотню – кто определяет? Это очень зыбкая вещь. Есть вполне неплохие вузы. А вот школы – очень серьезная проблема. Вот я живу тут недалеко, рядом школа. Утром проехать нельзя от количества шикарных автомобилей, которые туда привозят детей.

Все непродуманно, плохо, на мой взгляд, и хотя учителям стали больше платить – надо правду сказать – но все равно это еще не престижная профессия. Это важнейшая профессия. А у нас это – так себе.