Главная » Видео » Встречи с В. Познером в «Жеральдин» » Владимир Познер: «Одна из видных американских черт – это отсутствие интереса к остальному миру»
Владимир Познер: «Одна из видных американских черт – это отсутствие интереса к остальному миру»

Владимир Познер: «Одна из видных американских черт – это отсутствие интереса к остальному миру»

– У меня вопрос по поводу вашего путешествия в Америку и опыта общения с американской молодежью, студентами.

Вы говорили, что очень много встречаетесь со студентами – и в России, я знаю, вы много выступали в университетах, и вот в Соединенных Штатах.

Как мне кажется, в России современные студенты как-то более осведомлены о том, что происходит в Америке, более осведомлены о культуре, о каких-то особенностях и как-то более позитивно к этому относятся. В том числе те, кто в будущем, возможно, станут политической элитой.

Как вам кажется, не скажется ли это позитивно в будущем на международных отношениях, на отношении к США?

Владимир Познер: Знаете, одна из видных американских черт – это отсутствие интереса к остальному миру. Это очень странно, учитывая, что все американцы приехали откуда-то. Казалось бы, у них должна быть какая-то связь с бывшей страной. Поразительное отсутствие всякого интереса к остальному миру, за исключением той страны, которая им угрожает. Вот это им интересно.

Один человек так пошутил: война нужна американцам, чтобы учить географию. Так теперь они знают, где Крым находится, где находится Украина, где находится Ирак – и что это не то же самое, что Иран. Шутка – но тем не менее это правда.

Европейцы – не только русские – но европейцы вообще – всегда, традиционно больше интересовались, больше знают, больше читают о других странах, в частности об Америке. Это просто факт. А когда ты больше читаешь и больше знаешь, то твое отношение более дифференцированно все-таки. Ведь если ты читал Хемингуэя, Скотта Фицджеральда, Фолкнера и Сэлинджера – то трудно плохо относиться вообще к американцам. Ну трудно! Понимаете сами, да?

И в этом смысле конечно я с вами согласен, что в общем мы больше знаем о них, чем они о нас. И мы в меньшей степени стадное животное, чем они. Это очень странно – при всей свободе и так далее, при всей демократии, которая есть в Америке и которой нет у нас – мы все-таки более разные, чем они. Причем эта стадность проявляется во всем. Ну например: надо бегать. Для здоровья. Вот Роберт Кеннеди, младший брат Джона Кеннеди, по совету главного врача США (есть такая должность в Америке), который говорил, что нация страдает от нездоровья – он под камеры побежал. И вся страна побежала! Буквально. Очень хорошо или очень плохо – но это так. Надо бросить курить – тоже так же. У нас – совсем по-другому.

Наверное, это имеет значение, но мешают другие вещи. Я надеюсь, что наша молодежь будет расти с другими взглядами, но советское прошлое очень сильно влияет. И не только советское, но и – скажем так – православное. Вот это убеждение, что Третий Рим и четвертому не бывать. Народ-богоносец. С особой миссией, со своим совершенно особым путем. Мы не Европа, мы не Азия, мы – особые. Это очень мешает, потому что это сказывается в тех решениях, которые мы принимаем, и зачастую эти решения входят в серьезное противоречие с решениями окружающих нас.

Так что вы правы, но – всегда есть оттенки.