Владимир Познер: «Разумеется я «разрешенный» – канал может легко отказаться от моих программ»

– Владимир Владимирович! В книге «Прощание с иллюзиями» вы говорите об «Эхе Москвы» как о разрешенной Потемкинской деревне, эдаком рупоре разрешенной демократии.

У меня вопрос – а вы не считаете себя тем же? При всем моем уважении к Вам. (Иван Ярков)

Владимир Познер: Это очень точный и правильный вопрос.

Есть существенная разница между мной и «Эхом»: оно является оппозиционной станцией, я же не оппозиционный журналист, потому что считаю, что журналист не может быть оппозиционным – как только он начинает выступать «за» или «против», он становится пропагандистом.

Его дело, предоставив аудитории максимум объективной, честной, беспристрастной информации, дать ей самой решить, она «за» или «против». Это я и пытаюсь делать.

Я не работаю на Первом канале, который лишь покупает мои программы. Но разумеется я «разрешенный» – канал может легко отказаться от моих программ по указанию власти.