Владимир Познер о новых обвинениях Лондона в адрес России по делу Скрипалей

В среду, 5 сентября, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй назвала имена подозреваемых в отравлении Скрипаля и его дочери Юлии. По словам главы британского правительства, отравляющее вещество применили россияне Александр Петров и Руслан Боширов. Мэй заявила, они являются офицерами Главного разведывательного управления. Она отметила, что их действия “почти наверняка” были утверждены “на более высоком уровне”. По мнению британских властей, Скрипали были отравлены нервно-паралитическим веществом “Новичок”.

Владимир Познер прокомментировал новые обвинения Лондона в эфире радио Baltkom.

– Как вы оцениваете все новые повороты, произошедшие в последние дни в деле об отравлении Скрипалей?

– Вы знаете, я оцениваю это неоднозначно. Это вызывает у меня множество вопросов, которые я хотел бы задать и в результате которых я бы, наверное, мог уже потом сделать какие-то выводы.

Ну в частности я бы хотел узнать: вот эти два человека, о которых идет речь, они на самом деле существуют, вот эти имена, фамилии, это реальные люди? Первое. Второе, они на самом деле работают в ГРУ или нет? Третье, они на самом деле летали в Англию незадолго до отравления Скрипаля? Четвертое, они на самом деле были в Солсбери, где он был отравлен? Пятое, они на самом деле на следующий день улетели в Россию? И это только часть вопросов, которые я хотел бы задать. И если я получил бы на эти вопросы безусловное ДА, что это все так, тогда бы я уже начал всерьез думать, что это не придуманная история, не пропагандистский ход, не ловко подстроенное что-то, а что-то реальное. К сожалению, мне некому их задать, ни с английской стороны, ни с нашей.

Другое дело, то, как это было анонсировано в самой Англии, вызвало, конечно, очень бурную и позитивную реакцию в самой Англии, мол, «вот какие у нас молодцы – наши полицейские, как они сумели здорово это дело размотать и как хорошо, что мы теперь точно знаем, что это действительно русские» и т.д.

Естественно, все газеты в таком тоне и отреагировали. Это, естественно, не улучшает политического климата между не только Россией и Великобританией, но и вообще с Западом.

Так что я повторяю, у меня отношение к этому неоднозначное, но как журналист я бы хотел получить абсолютно твердые ответы на некоторые вопросы.

– Каково ваше отношение, в таком случае, к позиции поведения России в этом вопросе? Кремль последовательно отрицает любую связь с этим делом и в принципе не идет на диалог с Лондоном.

– Вы знаете, это и так и не так. Ведь изначально, когда все это происходило, посол России в Лондоне просил ознакомить с данными, которые имеются, и также с этим ядом, следы которого нашли, что это помогло бы и что Россия была готова именно сотрудничать, по крайней мере так было сказано. Опять-таки, я здесь не занимаю позицию, я пересказываю, что было. А было отказано, однозначно. То есть любая попытка российской стороны как-то в этом сотрудничать была отвергнута.

Так что тут неправильно говорить, что российская сторона не хотела и т.д. То, что, конечно, российская сторона полностью отрицает какое-либо участие в этом деле, ну это естественно, как иначе. Но я еще раз говорю, что, к сожалению или не к сожалению, но у меня нет ощущения, что этот вопрос решен однозначно.

И я чрезвычайно боюсь, что речь идет об использовании определенного, ну, что ли – ловко придуманного хода для дальнейшего ухудшения отношений России и Запада.

– Многие, в контексте дела Скрипалей, в качестве аргумента вспоминают дело Литвиненко и всевозможные нарушения прав человека, якобы совершенные Кремлем в последние годы. Насколько, с вашей точки зрения, релевантны и весомы такие аргументы?

– Да никак, как вы говорите, они не релевантны, с моей точки зрения. Конечно, можно привести массу всякого, вопрос для меня один: для чего было бы отравлять Скрипаля? Какой смысл во всем этом? Это был отработанный «товар». Не будем забывать, что он был арестован российской стороной, он признался, что он предал свою страну и работал на английскую разведку. Он получил очень маленький срок, тринадцать лет. За такие вещи обычно дают 25-30, и не у нас, а как раз на Западе.

Мало того, он не отсидел эти тринадцать лет, он был обменен. Значит, он считался абсолютно не опасным. Не будут обменивать человека, у которого есть действительно хорошая, важная информация. Его обменяли и это значит, что он вообще не нужен был, его не опасались. Ну и зачем же его отравлять, какой в этом смысл? Смысла я не вижу никакого.

Если говорить, что это указание Путина… К Путину можно относиться очень по-разному, но считать его глупым, считать его идиотом, который пойдет на такой рисковый шаг ради того, чтобы избавиться от абсолютно ненужного, полностью уже «выжитого», использованного человека, ну это довольно странно.

Поэтому у меня, релевантно, не релевантно, нарушения прав человека, все это может и имеет место быть, но это никак не подтверждает и не отрицает всю эту историю со Скрипалями.

Аудиозапись: