Владимир Познер о мигрантах в Германии

– Владимир Владимирович, на ТВ показали сюжет о том, что в одном из детских садов в Германии в группе из 23 человек на немецком говорят только двое детей. Родители задаются вопросом, какая же это интеграция, если дети не могут общаться в своей родной стране?

Вы как-то говорили о том, что демократия – это признание большинством равных прав с меньшинством. Но что делать европейцам, если меньшинство потихоньку становится большинством и начинает диктовать свои условия? Сохранять демократию? (Мария Шукшова)

Владимир Познер: Уважаемая Мария Шукшова, вопрос, который Вы задаете, задается многими, но чтобы ответить на него подробно, мне потребовалось бы гораздо больше времени, чем то, которым располагаю. Попробую совсем коротко, но, к сожалению, поверхностно.

В Германии процент мигрантов из мусульманских стран (ведь речь о них, правда), не превышает 10% населения страны. Как тогда получилось так, что в этом детском саду их дети составили почти 90%? Ответ простой: эти люди живут скученно, не в гетто, конечно, но в национальных анклавах, где они составляют подавляющее большинство. В других, «немецких» районах их детей в детских садах практически нет.

Согласен, это никакая не интеграция, но ведь интеграция сама собой не происходит. Если вы хотите, чтобы мигранты, их дети ассимилировались, вы должны этому способствовать самым активным образом. А если вы принимаете их, рассчитывая на то, что они побудут-побудут и потом уедут – а именно на это рассчитывали в Германии – тогда вы ничего для ассимиляции не делаете, более того, способствуете тому, чтобы ее не было.

И демократия здесь ни при чем. И никакое меньшинство в Европе не становится большинством и никому ничего не диктует. Это все страшилки для людей, которых надо держать в узде.

Задать вопрос Владимиру Познеру