Владимир Познер: «Я пытаюсь добраться до истины»

– У меня вопрос по вашей программе «Познер». Туда приходят знаменитые люди. Когда они отвечают на ваши «скользкие» вопросы – то отвечают не всегда полноценно. Ввиду того что они занимают какие-то должности, еще чем-то обременены. И вопрос такой: не думали ли вы пригласить среднестатистического человека? Обычного россиянина, который может быть был бы например с ипотекой, женатый или неженатый, в общем среднего.

Владимир Познер: Во-первых, скользких вопросов нет, так же как нет провокационных вопросов. Провокационный вопрос – это тот, вопрос, который тебе не нравится. Поэтому он «провокационный». Есть трудные вопросы. Государственный деятель является в частности им потому, что он умеет отвечать на вопросы. И я их задаю, чтобы зритель увидел – врет человек или нет. Чтобы зритель почувствовал – а ну-ка?? Какой там у меня депутат, и так далее.

Среднестатистический человек в России – наверное, его можно вычислить. Сколько ему лет. Пол у него явно женский. Потому что женщин в России больше, чем мужчин. Какого роста, какой вес, какой цвет волос, глаз – все можно вычислить. Ну приглашу. И спрошу я: что вы думаете по поводу бюджета? А что он понимает в бюджете? Да ничего. Он, может быть, выразит некоторое мнение, которое не имеет никакого отношения к пониманию вопроса. Просто в результате смотрения телевизора, сарафанного радио, разговора с тетей Машей, еще чего-то есть некоторое мнение. Которое полезно знать политикам, потому что им нужно знать, что думает среднестатистический человек, но не более того.

Мне было бы намного интереснее другое. Предположим, я беру интервью не у среднестатистического, а у какого-то из известных. А у меня трибуна, и там сидят среднестатистические зрители, и у них есть такие красные и зеленые флажки. И в какой-то момент я скажу: «Кто верит этому человеку, покажите зеленый, а кто не верит – покажите красный». Это может быть любопытно. Он сам поймет, насколько он убедителен или неубедителен. Ну да, это игра. Конечно, это, может быть, даже оживляет программу, такие игры, но это уже не интервью.

Я пытаюсь добраться до истины. Мне важно услышать, что он думает. Ведь вы заметили неверное, что я почти никогда ни с кем не спорю. Я могу спросить (хотя такого не было): «Действительно всех евреев надо повесить? Как вы считаете?». Если человек ответит «да», я скажу «спасибо» и пошли дальше. Я не буду спорить. И поэтому, наверное, я так долго живу.

Был такой анекдот о человеке, который жил 145 лет и решил поделиться тайной своего долголетия. Он жил в Кавказских горах. И объявил, что поделится тайной. Ну и собралось три тысячи журналистов – теле-, радио-, со всего света, на полу сидят… И этот человек вышел на крылечко своего домика – белая борода, розовые щечки, синие глаза – и посмотрев на эту гигантскую толпу, он на своем местном наречии – а шел, конечно, синхронный перевод в наушники сказал: «Я сейчас поделюсь тайной своего долголетия». И установилась такая тишина, что можно было слышать, как муха пролетит. И он сказал: «Тайна заключается в том, что я никогда ни с кем ни о чем не спорю. Тишина – и голос из толпы: «Да это невозможно!». Он посмотрел и сказал: «Да. Это невозможно».