Владимир Познер: «Я думаю, что ядерное оружие в значительной степени удалило возможность войны»

– Я бы хотел кратко рассказать вам историю, которую мне рассказала моя бабушка. Она 33-го года рождения. Ее отец, то есть мой прадед, был участником Великой Отечественной войны, участником берлинской операции, был в Берлине. История следующая была.

Он рассказывал ей, а она рассказала мне. Когда они уходили из Берлина, он встретил какого-то старика, который сказал: «Домой собираешься? Отвоевал? А война-то еще не закончилась. Ты не будешь воевать, и дети твои не будут воевать, и внуки. А вот правнуки будут». А это как раз мое поколение.

И вопрос такой: не кажется ли вам, что война тогда, в 45-м году в мае, не закончилась? Эта была просто некая горячая фаза, она продолжается и продолжалась с того времени. То есть это война за какие-то глобальные рынки, геополитические интересы. То есть война продолжается, и, может быть, нынешняя история, рефлексия России, которую мы сейчас имеем, – как раз, может быть, театр военных действий.

Холодная война – это как часть той войны, которая была – нет ли такого ощущения? И чем она закончится, эта война – вопрос. Закончится ли она тем, что все будут ходить в джинсах и есть «макдональдсы» или… у меня такое впечатление.

Владимир Познер: Вы знаете, я очень придирчиво отношусь к словам и понятиям. Когда мы говорим «война», мы имеем в виду совершенно конкретную вещь: мы имеем в виду физическое столкновение. Всегда. Столетняя война, Тридцатилетняя война, Первая Мировая война, Русско-Японская война. Тут нет разных толкований.

Если считать противостояние, разногласия, борьбу за рынки – войной, тогда она никогда не кончится. Она никогда не кончится, потому что никогда не будет так, что одна страна будет владеть всем. Так не будет.

Поэтому – нет, я не считаю, что не кончилась. Я считаю, что война, а именно Вторая мировая война, потому что она имеет название, – эта война кончилась. Холодная война также закончилась, конкретная, потому что это была война идеологий – коммунистической идеологии и капиталистической. Она закончилась поражением коммунистической идеологии.

А борьба за сферы быта, за природные богатства, за мировое влияние и за влияние в части мира – это всегда будет. Но будьте очень осторожны, называть это войной – значит очень запутывать это дело. И тогда все воюют, если так считать.

Вот если скажут – а будет ли физическая война, то не знаю, потому что я не специалист по гаданию и по предсказанию. Я думаю, что ядерное оружие в значительной степени удалило возможность войны, именно потому, что оно не позволяет иметь победителя. Поражает всех. Я в этом абсолютно убежден.