Владимир Познер: «Мне снятся сны на трех языках»

– Вы как минимум три языка знаете. Великолепно. Я помню вас (я еще был маленький) с Филом Донахью, вы говорили на английском, на его американском варианте, и кто-то даже сказал: вы русский человек, у вас такой великолепный язык, какой-то манхэттенский диалект… Вам сны на каком языке снятся? Или вот, например, с вашей мамой – вы же с ней как-то общаетесь, какой-то внутренний диалог у вас есть? На каком языке?

Владимир Познер: Давайте я начну с серьезных вещей, спасибо, что вы их затронули.

Да, я с мамой общаюсь. Более того, когда я был в Израиле, там есть такая организация, называется Национальный фонд Израиля. Эта организация создана в 1901 году, когда еще никакого Израиля в помине не было, но были еврейские поселенцы. Они за эти годы посадили 250 миллионов деревьев. Представляете? И к каждому дереву – к каждому! – подвели орошение. Капельное орошение. Там есть лес французский. Он так и называется – Французский лес. И меня туда повели, я посадил дерево, которое называется Жеральдин. Это дерево моей мамы. И мне сказали: оно будет расти, мы будем ухаживать за ним столько лет, сколько оно будет существовать. Так что да, общаюсь. Эта серьезная часть ответа.

Насчет снов: это зависит от того, какие. Мне снятся сны на трех языках. Более того, разные женщины мне говорили, что во сне я говорю на разных языках. Это значит, что я не могу быть разведчиком. Я правильно отказался от разведшколы, куда меня сильно-сильно привлекали, когда я еще был молодым. Это правда.

Сейчас я думаю по-русски. Естественно – ну неужели я буду себя переводить? На этих трех языках мне, естественно… – я даже не задумываюсь, думаю ли я.

Вот общаешься с человеком, которого больше нет. Мне кажется, часто ты общаешься не словами. Иногда – говоришь. Но иногда это общение совершенно другого характера. Во всяком случае, с этими тремя я живу.

Задать вопрос Владимиру Познеру



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *