Главная » Видео » Встречи с В. Познером в «Жеральдин» » Владимир Познер: «Мне очень даже приятно, что я кем-то и где-то запрещен»
Владимир Познер: «Мне очень даже приятно, что я кем-то и где-то запрещен»

Владимир Познер: «Мне очень даже приятно, что я кем-то и где-то запрещен»

– Знаете ли вы, что во многих вузах, в частности на факультетах журналистики, в бюджетных вузах, вы – вот как вы называете некоторых своих несостоявшихся гостей запрещенными – являетесь таким же запрещенным. К сожалению.

Я как выпускница одного из таких факультетов хотела бы у вас поинтересоваться, есть ли такая практика в других странах. Допустим, если публичный человек свободен в своих взглядах, то запрещают читать его книги на журфаках, или придерживаться убеждений, которых придерживается и он. Смотреть его программы.

Есть ли такая практика за границей и до каких пор наше образование будет запрещать, например, приводить в курсовых работах вас – в качестве примера, ссылаться на какие-то ваши материалы.

Владимир Познер: Послушайте, вы меня очень обрадовали.

Одна из моих любимых книг – «Сирано де Бержерак», один из моих любимых героев, и в одном месте Сирано говорит: «Под взглядами врагов я хожу прямее».

Мне очень даже приятно, что я кем-то и где-то запрещен. И я их понимаю. Например, потому что я говорю публично, что я считаю: никаких журфаков не нужно. Это пустое дело. И что там учиться не надо, и что научиться быть журналистом невозможно. Это все равно что сказать – научиться быть писателем. Никто этому делу не учится, это либо получается, либо нет. Можно научиться писать, но это в школе учат. Так же как можно научиться рисовать. А научиться быть художником – никак не получится. Это первое.

Во-вторых, я говорю о том, что если вы хотите быть журналистом – получите образование, поработайте, поймите, что это. А потом уже попробуйте идти в журналистику.

Ну и потом я вроде бы говорю вещи, которые на сегодняшний день не приветствуются властью. Но в отличие от определенного времени в нашей стране я их говорю – и продолжаю работать, выходить в эфир и меня никто не сажает. Ну а то, что на некоторых журфаках я запрещен – это прямо знаете, как говорят в Америке, «перо в моей шляпе». Я могу этим гордиться.

Это в определенной степени какие-то моменты… Я думаю, что, например, преподавать сегодня в Америке вопросы международной журналистики и при этом говорить позитивные вещи о России и о Путине – нельзя. Не дадут. То есть когда вопросы политики начинают играть особую роль, то эти вещи и происходят. Это так устроено.

И я думаю, что есть конечно такие журналисты, которые наверное не очень придерживаются… Но я знаю, что многие в нашей стране – мне по крайней мере говорили, что пишут дипломные работы обо мне и защищают диссертации, что меня поражает! Потому что я совершенно не понимаю, как можно диссертацию защитить… Но тем не менее это тоже есть, так что пусть будет.

Видеозапись: