Главная » Мнение » Владимир Познер о системе сдержек и противовесов
Владимир Познер о "своем" телеканале

Владимир Познер о системе сдержек и противовесов

– Американская политическая система, она все-таки основана на каких-то противовесах, и в общем, там президент не царь, не монарх. Есть люди, есть институты, которые могут его остановить.

Владимир Познер: Таких институтов всего два. Есть конгресс, и есть Верховный суд. В Америке Верховный суд занимается одним делом: рассматривает, является ли то или иное дело конституционным или нет. Больше ничего. Если да – всё в порядке, если нет – невозможно. Но кто назначает, каким образом человек становится членом Верховного суда пожизненно? Обязательно пожизненно.

Его выдвигает президент. А дальше в зависимости от того, как подействует сенат, а не Палата представителей, этого человека утверждают или не утверждают.

Значит, если президент, скажем, республиканец, то есть, скажем, более консервативен, он выбирает такого судью, который тоже имеет свою точку зрения, скажем, он против абортов, он против однополых браков – вот он его выдвигает. Если у него большинство в сенате, то, скорей всего, этот человек станет членом Верховного суда. Их 9 человек. Если умрет один и второй, то президент может изменить состав Верховного суда, и будет такой Верховный суд, который будет, скорей всего,на его стороне. Притом, что Верховный суд может принять решение и президент не может ослушаться. Это то, что касается Верховного суда.

А если взять конгресс и, в частности, сенат, то есть законодательную часть, то было так, что, скажем, президент не может объявить войну. Только конгресс может объявить войну, точнее, сенат. Так вот Буш-младший сумел добиться того, что сенат проголосовал за то, чтобы дать право президенту объявить войну – вот вам и одна из сдержек перестает работать.

Но все-таки, конечно, в Америке эта система работает. Но не больше, чем в какой-либо другой стране. Не больше, чем во Франции, не больше, чем в Германии, не больше, чем Англии, Система хорошая, но не надо преувеличивать ее возможности.

Конечно, по сравнению с нашей системой, она, конечно, куда более… наверное, надо сказать демократична, это да.

– Хотя у нас, между прочим, войну может объявить только Совет Федерации, если я не ошибаюсь.

Владимир Познер: Это у нас формальная вещь, конечно. В нашей стране традиционно верховная власть в лице одного человека может не все, но очень многое.

Эхо Москвы

Один комментарий

  1. По сути, США всегда были парламентской республикой.
    Формально это, конечно, демократия, но представительная, т.е., непрямая. Выбираемые пообещать могут всё, что угодно, но после избрания не несут юридической ответственности выполнять обещания, данные народу. Ну и вся эта история с выборщиками также далека от демократии.
    Парламентская – потому что экзистенциальные вопросы, касающиеся страны, решает всё же сенат, а президенту остаются менее важные вопросы, вроде рассадки елочек перед Белым домом или строительства стен. Ответственность в таком случае может размываться, сниматься с себя каждым отдельным членом сената – т.н. диффузия ответственности.

    Возможно, диффузия ответственности – это то, что мы наблюдаем сейчас. В крайнем случае, любой сенатор может указать пальцем на президента, ведь даже аналитики видят и винят одного Трампа, не замечая “глубокое государство”. Ведут ли санкции и общее ухудшение отношений с Россией к увеличению рисков ядерной войны? Сенат в целом, вероятно, полагает, что, благодаря этим мерам, сейчас США/НАТО в максимальной безопасности. Либо ответственность за безопасность в умах сената размыта и делегирована на Трампа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *