Главная » Интервью » «Очень хотелось бы, чтобы совет действительно способствовал решению вопросов»
"Мне много раз приходилось объяснять американцам, что такое пуд соли, который надо разделить"

«Очень хотелось бы, чтобы совет действительно способствовал решению вопросов»

Президентский Совет по правам человека (СПЧ) не способен на реальные действия, заявил в интервью «Коммерсантъ FM» журналист Владимир Познер. Ранее на своем сайте он опубликовал пост в поддержку Максима Шевченко, сообщившего накануне о выходе из состава совета. Причиной стали события на акциях протеста 5 мая — Шевченко требовал созвать в полном составе совет на экстренное расширенное заседание для обсуждения действий нападавших на участников митинга, однако в руководстве СПЧ его призыв проигнорировали.

— Максим Шевченко вышел из состава совета из-за конкретного повода — он хотел, чтобы провели открытое расширенное заседание по поводу того, что произошло 5 мая. А у вас был какой-то момент, ставший стимулом? Или просто накопилось?

— Нет, было просто неконкретно, не потому что этого или того не сделали, а потому что ничего не сделали. Было много вопросов, которые поднимались на наших заседаниях, поднимались мной, в частности, но из них ничего, по сути дела, не выходило, никакого результата не было. И мне стало казаться, что это скорее всего такая декоративная организация, организация без всяких полномочий. Никакие решения СПЧ не являются обязательными ни для кого. В лучшем случае на них может обратить внимание президент, и если он обратит на них внимание, то да, возможны какие-то результаты. Но поскольку — по крайней мере, во время моего присутствия — таких случаев я не помню, складывается такое ощущение, что это клуб для чудесных разговоров, но никак не для решения вопросов.

— Сейчас развернулась дискуссия об СПЧ, его роли и так далее. Как вы считаете, примеру Максима Шевченко могут последовать другие члены совета? И, как следствие, может ли это привести к реформированию всего совета?

— Я не знаю и не хочу даже гадать на эту тему. Во всяком случае то, что я написал, не преследовало такой цели. Конечно, выход Максима гораздо больше вызвал откликов, чем то, что я написал ему в поддержку. Но, так или иначе, очень хотелось бы, чтобы совет действительно способствовал решению вопросов, связанных с правами человека в России. Что для этого надо — я не могу сказать однозначно, хотя полагаю, что, как и почти все в нашей стране, это зависит от отношения к этому вопросу президента страны.

Беседовал Александр Губанов