Главная » Лекции » Владимир Познер: “Тем, кому сегодня по 20 лет, им гораздо труднее, чем было мне в двадцать”
Владимир Познер: "Тем, кому сегодня по 20 лет, им гораздо труднее, чем было мне в двадцать"

Владимир Познер: “Тем, кому сегодня по 20 лет, им гораздо труднее, чем было мне в двадцать”

30 ноября 2017 года в Санкт-Петербурге состоялся творческий вечер Владимира Познера. Предлагаем вашему вниманию основные тезисы этого вечера, записанные журналистами портала “Geometria“.

Об олимпиаде

“Я уверен, что в начале декабря нам объявят о недопуске наших спортсменов на Олимпиаду.”

О журналистике в России

“Ее нет. Есть отдельные журналисты. Дело журналиста – показывать как есть… лучше всего это раньше писатели показывали – Толстой, Гоголь… как это было, они и писали… вот этим должны заниматься журналисты.”

О текущей власти

“Это люди советские, всем больше сорока лет, они были пионерами, комсомольцами… Они – продукт системы, которой больше нет. Не плохие, не хорошие… Просто они управляют системой, с которой незнакомы… Властью должны сегодня обладать люди, которые не знают, что такое быть “невыездным”…”

О гражданстве

“Таких как я не очень много: чтобы три паспорта, да еще и жить в этих всех странах… Люблю ли я Россию? Да. Люблю ли Францию? Да. Люблю ли Америку? Да. Ну, у меня трудное положение, понимаете… Я расскажу историю: был такой выдающийся израильский деятель, я с ним познакомился на корабле. Его фамилия была Перес. Как-то он пригласил меня поужинать, мы сидим говорим, и я прошу его помочь мне разобраться: я не понимаю, кто я. Я родился во Франции, моя фамилия Познер, мой папа родился в Санкт-Петербурге и евреем себя никогда не считал. При этом я рос американским мальчиком. И вот я в Советском Союзе… Помогите мне разобраться, кто я! Он посмотрел на меня такими большими глазами и сказал: Вы знаете, если вы не знаете – кто вы, то, скорее всего, вы – еврей!”

О “ВАШ” при обращении к Путину военных и госслужащих

“Это советское наследие… ощущение, что ты защищаешь честь страны… А если проиграл, у страны что, нет чести? Это нехорошо ни для страны, ни для спорта – такое мое мнение.”

О Хиллари Клинтон

“Она неприятный человек. Но она профессионал, и я ее уважаю… В общем – Биллу я не завидую.”

О Юрии Дуде

“Он хорошо работает. Быстро голова работает, мне понравилось. Я согласился на интервью. Да, но условие одно: вот ровно столько, сколько идет: ничего не резать и не вырезать, не монтировать. Он сказал: “Ну, это вызов!”. Ну а как? Интервью было хорошее. Мне понравилось. И вообще он же стал модным, а это опасно: ты же думаешь, что ты велик. Это называется медные трубы. Я очень надеюсь, что он их пройдет, и это будет очень хороший интервьюер.”

О возрасте

“Тем, кому сегодня по 20 лет, им гораздо труднее, чем было мне в двадцать. Шестьдесят лет назад у молодых были идеалы. А сегодня нет. Не потому, что они такие плохие, а потому, что их обманули. И их родителей – их тоже обманули.”

О физической форме

“Как-то в Москве на Патриарших прудах я встретил Воланда, и мы договорились. А если серьезно, мама и папа занимались этим вопросом с самого моего детства. Кроме того, мне самому нравится хорошо выглядеть. Я занимаюсь спортом, три раза в неделю играю в теннис. Мне нравится то, что я делаю, я люблю свою работу, мне в кайф. Я счастлив в браке, наконец. Я был три раза в браке, и третий – очень удачный! Я люблю своих детей… Понимаете, у меня много позитивного.”

О раке

“Мне было 50 лет. Это было в Америке. К счастью. Хотя о раке трудно говорить такие слова. Первая мысль моя – я умираю… и такая растерянность и вообще, ну… То, что врач мне это рассказал, мне очень помогло: я собрался и сказал “Нет!”. И мне 83 года…”

О провальных интервью

“У меня было два провальных интервью: с Иваном Андреевичем Ургантом – первое, которое мы с ним делали, и с Михаилом Михайловичем Жванецким. А знаете – почему? Потому что я их очень люблю. А если ты хочешь сделать с человеком хорошее интервью, ты его не должен любить..”

О словах себе 37-летнему

“Я бы спрашивал у своих родителей о том, как они жили. О том, как жили их родители. Я на самом деле мало знаю о своих родителях… Я до сих пор не могу себе простить, что не спросил: вот скажи или напиши, мама, как ты общалась с родителями своими, с сестрами как обещалась, как жила, что тебя тревожило, кого ты любила, где была?… Понимаете, наши родственники – это первое, это гораздо важнее социальных тем.”

Текст: Виктория Дука
Фото: Ксения Сытина

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *