Главная » Колонка В.Познера » Владимир Познер о Хью Хефнере: “Это тот самый случай, когда и один в поле воин”
Владимир Познер о Хью Хефнере: "Это тот самый случай, когда и один в поле воин"

Владимир Познер о Хью Хефнере: “Это тот самый случай, когда и один в поле воин”

Мне в жизни довольно часто везло, но, пожалуй, вот эта встреча с Хефнером, когда он согласился дать интервью, это был момент особого везения. Хью Хефнер был, конечно, абсолютно выдающимся и уникальным человеком. Он мне очень много рассказывал, откуда он, как и почему он получился именно таким, каким получился. Хефнер рассказывал мне о том, что его родители были пуританами, в их доме считалось, что целоваться –? это способ передавать микробы. Не надо было проявлять никаких чувств, особенно не касаться физически друг друга. И вот из этой стерильной обстановки возник этот человек, который, по сути дела, начал сексуальную революцию.

В то время, когда он начинал, в Америке было много запретов. Там была самая настоящая цензура.

Например, нельзя было показывать в кино супружескую пару, чтобы они были в одной постели. И там было множество таких вещей. Декольте не могло быть ниже какого-то уровня, вообще было очень много абсолютно пуританских и лицемерных запретов. Он это взорвал. Это тот самый случай, когда и один в поле воин.

Конечно, его сразу же возненавидели наиболее консервативные, религиозные, правых взглядов люди. Также потом его ненавидели феминистки, потому что, с их точки зрения, он эксплуатировал женские прелести, что было неправильно. Он на это не обращал никакого внимания и необыкновенно успешно сумел развить свое дело. Он не стеснялся говорить, что за свою жизнь, наверное, был близок с тысячью женщин, если не больше, и считал, что все это абсолютно нормально, что физическое желание друг друга –? это нормальная вещь и стесняться этого не надо. Это не исключает любви, разумеется, но не всегда это любовь. Это нормальное стремление двух взрослых людей обладать друг другом. В общем, я считаю, что он просто кардинальным образом изменил взгляды на многие вещи, и благодаря ему женщины получили гораздо больше свободы, чем у них было. Я уж не говорю о том, что стали разрешать аборты, когда их запрещали, и это тоже в значительной степени результат его деятельности.?

Этот день, который я провел у него дома, в Голливуде, я запомню навсегда. Он прожил совершенно замечательную, полную жизнь, и это тот случай, когда можно сказать, что человек мог уйти из жизни с самым главным чувством советского человека, как у нас говорили, а именно –? чувством полного удовлетворения.

Что бы дальше ни было с его журналом, уже не будет Хефнера. Будет его сын, будут еще какие-то люди, но уход Хефнера – это все равно как уход Стива Джобса, основателя Apple. И его уход, конечно, несомненно отразится на журнале. Потому что это был удивительный, уникальный человек с невероятным умом, острым и парадоксальным. Таких людей мало.