Главная » Интервью » Владимир Познер: “Я очень боюсь, что будет кровь!”
Владимир Познер: "Людям вообще нужен враг — в Америке тоже это делают"

Владимир Познер: “Я очень боюсь, что будет кровь!”

14 июля на Английской набережной Ниццы произошёл кровавый теракт. Под колёсами грузовика, протаранившего толпу, погибли граждане разных стран, в том числе России. По последним данным, трагедия унесла жизни 84-х человек. Ранения получили ещё около 70-ти человек, 18 из них находятся в критическом состоянии. О возможных причинах трагедии в эфире «Радио 1» рассказал телеведущий Владимир Познер, в котором течёт не только русская, но и французская кровь.

– Владимир Владимирович, мы знаем, что вы вот-вот улетаете во Францию. Не испытываете страха, что теракт может повториться?

– Нет, не испытываю. То, что такое вновь может произойти, безусловно, но это никак не повлияет на моё решение. Вообще, терроризм существует, чтобы внушить страх. Что исламский, что коммунистический, что фашистский – цель у них одна. Но я отказываюсь испытывать это чувство! Тем более, что я гражданин Франции. Я там родился и не позволю этим «господам» меня запугать.

– Анализируя вчерашние события, эксперты склоняются к мысли, что организаторы праздника пренебрегли предупреждениями о возможных террористических акциях. А что думаете вы?

– 14 июля Франция отмечает День взятия Бастилии. В финале праздника устраиваются фейерверки, и посмотреть на эту красоту всегда собирается очень много народа. Мне кажется, причина в том, что после Чемпионата Европы службы, отвечающие за безопасность, расслабились, в результате чего произошло непоправимое…

– Значит ли это, что французы абсолютно беспечны в вопросах осторожности?

– Я не могу этого сказать, потому что не представляю, как можно разглядеть террориста в человеке, который сидит за рулём грузовика. Как можно представить, что этот господин может сделать… Конечно, в полицейском государстве, где всё под колпаком, это было бы довольно просто. Там такие вещи происходят крайне редко. В демократических странах всё несколько иначе, но я бы не сказал, что французы менее беспечны, чем греки или итальянцы.

– Выражая соболезнования Франции, многие отмечают, что эта страна всегда выбирает собственный путь решения проблем, порой пренебрегая чужой помощью и советами. Это такая политика или национальная особенность?

– Есть такое понятие, как честь мундира. Ну, как это кто-то будет приезжать и нас учить!? В этом какое-то унижение… К сожалению, подобные представления свойственны не только французам, но и многим другим народам.

– Скажите, насколько вероятно, что у людей начнутся протестные настроения?

– Вы знаете, именно этого я больше всего и опасаюсь. Причём, это может произойти не только во Франции. Неправильная политика Европейского Союза в отношении не столько мигрантов, сколько беженцев – а это разные понятия! – и весь этот наплыв людей, среди которых могут быть террористы, приведут не просто к недовольству, а к конкретным физическим действиям. Люди могут решить, что правительство не справляется с поставленными задачами, закатают рукава и скажут: справимся сами! Я очень боюсь, что будет кровь!