Главная » Общение » Владимир Познер: “В молодости человеку свойственен некоторый романтизм, некоторая наивность…”
Владимир Познер: "В молодости человеку свойственен некоторый романтизм, некоторая наивность..."

Владимир Познер: “В молодости человеку свойственен некоторый романтизм, некоторая наивность…”

– Владимир Владимирович, вы как-то сказали-написали, что согласны с высказыванием Черчилля:

«У того, кто в молодости не был либералом (в интернете можно найти вариант – радикалом), – нет сердца. У того, кто в зрелости не стал консерватором, – нет мозгов».

Возможно, в силу юного возраста я не понимаю, как может произойти такая трансформация и смена идеалов. Объясните, пожалуйста, как вы понимаете это высказывание. С уважением, Степан.

Владимир Познер: Уважаемый Степан, либерализм и консерватизм – это не идеалы. Это, если говорить коротко, два противоположных взгляда на мир.

В молодости человеку свойственен некоторый романтизм, некоторая наивность, вера в то, что добро всегда победит, что справедливость возьмет верх над несправедливостью. Молодости свойственны порывы, не всегда обдуманные поступки и т.д. С возрастом мы начинаем понимать (и признавать), что жизнь много сложнее, что добро вовсе не обязательно побеждает, что само представление о добре и зле очень разное у разных людей, – словом, человек делается более осторожным, более сдержанным.

Черчилль имел в виду именно это. Ведь по мере того, как мы растем, мы становимся опытнее – не умнее (ум от возраста не зависит), а умудреннее, мы начинаем понимать вещи иначе, чем когда мы были молоды. Меняется наше восприятие.

Например, то, как я воспринимал «Братьев Карамазовых», когда мне было 25 лет, и то, как я воспринимаю его сейчас, – это совершенно разные вещи. Черчилль в свойственной ему афористичной форме говорил о том, что юность доверяет сердцу (чувствам), а зрелость – мозгу (опыту).

Вот совершенно просто пример: один мой приятель, когда ему было 18 лет, прыгнул с моста в Неву, чтобы доказать девушке, что он любит ее; ему сегодня под 50, и рассказывая это, он смеется и говорит: «Какой я был идиот!» Потом, подумав, добавляет: «Нет, не идиот, я просто был очень молод».

Задать вопрос Владимиру Познеру