Владимир Познер: “Я хотел бы сделать цикл программ “Весьма Влиятельные Персоны”, но пока не могу”

– У вас есть и американский паспорт, и российский, и французский. Если вы поедете, например, в Португалию, то по какому паспорту вы будете покупать билеты, заселяться в гостинице и так далее?

– В Португалию, поскольку Португалия – член Европейского союза, то по французскому, конечно.

– Второй вопрос. Вы уже упоминали о том, что ценно с родителями вовремя общаться, побольше о них узнать. Ваша дочь – ведь очень интересный человек. Я видела ваше интервью совместное, в рамках фильма «Германская головоломка». Мне показалось, что она человек очень интересный, и в программе «Познер» было бы очень интересно ее увидеть. Почему бы и нет? Не просто как ваша дочь, а как личность.

– Понимаю, да. Ну, видите ли, во-первых, она все-таки моя дочь, и ее бы рассматривали именно как мою дочь. Дочь известного человека, в этом был бы интерес. Если бы она не была моей дочерью, то никто бы не понял – чего он ее пригласил? Никто не знает, кто она такая.

Композитор, пианист – никто ее не знает. И мне было бы крайне неловко это делать.

Кстати говоря, я согласился быть гостем программы «Наедине со всеми», так она называется? Я только заставил их согласиться, что они пишут ровно столько, сколько в эфире. Никакого редактирования, ничего. И они нашли ее в Берлине и я должен сказать, что я смотрел то, что она говорила, и с трудом сдерживал слезы. Потому что… она очень хорошо обо мне говорила. Она действительно очень интересный человек, мы очень близки и она очень мной интересуется. Так же, как я ею. В этом смысле это счастье огромное – иметь таких детей.

– Мы видели много ваших фильмов и интервью. Какие еще мечтаете снять интервью и с кем, какие планы у вас?

– Того, кого я хотел бы проинтервьюировать – его нет. Причем очень давно. Я бы хотел взять интервью у Леонардо Да Винчи, но как-то вот не получится. Из живых – я бы, пожалуй, очень хотел у Путина взять интервью, пока тоже не соглашается. Но очень хотел бы.

Планы – ну, не то чтобы планы. Я бы хотел, но только я этого не сделаю, сделать документальный фильм о России – я этого не сделаю по ряду причин, одна из которых та, что все-таки глаз «замылен» и я боюсь, что я много не увижу, что я должен был бы увидеть. Ну, не говоря уже о том, что это колоссальная работа, это надолго, это большие деньги – но так иногда хочется сделать фильм из этой области, как об Англии, как об Америке и так далее.

Еще я хочу написать одну книжку, но не знаю, получится это у меня или нет – как бы продолжение «Прощания с иллюзиями». Не совсем, но из этой области.

И я хотел бы сделать цикл программ, которые давно я пытаюсь сделать, но пока не могу, который называется «ВВП», Весьма Влиятельные Персоны – это часовое интервью с влиятельным человеком. Причем он не обязательно должен быть известным, но это должен быть человек, работа которого, деятельность которого изменила жизнь миллионов людей. Это может быть, например, Горбачев, которого знают все, или это может быть французский врач, который придумал, изобрел противозачаточную пилюлю. Который тоже изменил жизнь всех, но никто его не знает.

Вот что такое влиятельный человек – это раскрыть, что это, кто это. Это не русские, не американцы – это разные люди в мире. Но пока что найти под это дело финансирование я не могу, хотя это все дико интересно. К сожалению, у меня нет самостоятельно таких денег, чтобы это делать.

Из выступления Владимира Познера в “Жеральдин” (31.05.16)