Главная » Видео » Встречи с В. Познером в «Жеральдин» » Владимир Познер: “Внутренняя свобода – это та свобода, которую мы еще не понимаем”
Владимир Познер: «Мог ли Горбачев устоять? Мог, конечно. Как просил его один слесарь, он мог «ударить по штабам»

Владимир Познер: “Внутренняя свобода – это та свобода, которую мы еще не понимаем”

Вопрос: Вопрос о русофобии со стороны США. Не так давно мы открыли для себя канал «24 Док» и на нем масса документальных фильмов, в основном американского производства, посвященных современной истории США с 50-х годов ХХ века, где очень критично рассматривается деятельность правящих слоев Штатов. При этом очень лояльно освещается сторона Советского Союза, и даже ко Дню космонавтики есть фильм, где прямо низкий поклон в сторону космонавтики СССР и дань уважения. Смысл фильма – что мы обязаны нашим успехам в космосе именно СССР, вот прямым текстом так и говорится. Как объяснить появление таких передач производства Соединенных Штатов и показываются ли эти передачи в самих США?

В. Познер: Хочу вам на всякий случай напомнить. При всем при том в Соединенных Штатах – демократия. И там есть разные люди и они могут делать разные вещи. Америка, я бы сказал так, состоит из очень большого количества среднего класса и ниже среднего и элиты. Которая оканчивала потрясающие совершенно американские высшие учебные заведения. Попасть в эти учебные заведения чрезвычайно трудно. В американских школах всегда говорят – да как это легко учиться? Это такая горловина – она сначала широкая, потом она постепенно, постепенно сужается, сужается, сужается, сужается – и уже проходят только лучшие. Эти лучшие – это люди, которые задумываются над всякими вещами. В частности, такие, которые делают вот такие фильмы. Они прежде всего озабочены своей страной, потому что они являются патриотами. А патриот беспокоится прежде всего о собственной стране и о том, что не в порядке в ней. Это его больше всего волнует. Он не кричит – ура, ура! – и не поет гимн, а он озабочен тем, что не в порядке. И он об этом, собственно говоря, и делает фильмы и прочее. И когда он делает фильм о космонавтике, то будучи соответствующего уровня и воспитания, отдает должное той стране, которая открыла космическую эру. Эта страна – СССР. И поэтому об этом говорят.

Я не знаю, смотрели ли вы фильм, который назывался «Шпионский мост». Если не смотрели, то очень зря, он у нас показывался, это фильм Спилберга, это не самый последний режиссер в мире. Это фильм про Абеля, нашего разведчика. И про американского адвоката, который добился его обмена на американского летчика Пауэрса. Так вот то, как Спилберг показывает Абеля – это герой. Там два героя – американский адвокат и Абель. Герой! Который вызывает гигантскую симпатию. Советский шпион, между прочим. Потому что это правда. А так, конечно, показать советского шпиона как гада, сволочь, убийцу, педофила, что хотите – это легче легкого. Но, конечно, это не доходит до больших слоев населения. Это опять-таки для очень ограниченного количества людей. Это, к сожалению, вот так. И вот есть элита – и есть все остальное.

Потом еще если учесть, что сегодня в Америке происходит очень такая вещь, которая будет иметь последствия. Сегодня 60% населения Соединенных Штатов – это белые. Шестьдесят. Но к середине века их будет меньшинство. Будет очень много из Латинской Америки, которых можно назвать белыми условно, но это не англосаксы, скажем так. Конечно, чернокожие, желтые, и это очень сильно изменит расклад. Как правило, это не элита, это другое совсем. К чему это приведет – я не знаю. Сейчас население США – почти 350 млн. Это произошло с невероятной скоростью. Так что не знаю.

Но отвечая на ваш вопрос – нет, это не показывается на большом экране, это не особенно показывается вообще, но есть вот эта поразительная, замечательная на мой взгляд, группа – американская элита, американская интеллигенция. Свободная по-настоящему, внутри, понимаете? Внутренняя свобода. Убежденность в своей свободе и в праве говорить то, что считают нужным, и делать то, что считают нужным. Это та свобода, которую мы еще не понимаем. Потому что это не декретированная свобода, а это просто вот сидит в человеке, и это то, что им руководит. Он этим руководствуется. Это очень важно.

Вопрос: У меня несерьезный, не политический вопрос. Вот вы маленьким ребенком переехали из Франции в Америку. В вашей книге я прочитал, что у вас с американцами была стычка, волнительный момент, потом в университет в СССР не взяли и так далее и так далее. Все это волнительные моменты в вашей жизни. Можно ли научиться справляться с волнением и как вы справляетесь с волнением?

В. Познер: Наверное, можно, хотя это очень трудно. Наверное, можно, если есть кому тебя учить. Потому что все-таки пример – это самое главное. Почему я говорю, что родители – это главное? Потому что вот как родители – так и ты ведь. Папа не может тебе говорить «не кури», если он сам курит. Как это так – он курит, а мне нельзя? Почему? И много такого.

Хотя все очень сложно, потому что если тебе не нравится, что делает папа, то ты будешь делать наоборот иногда. Это все такие сложные вещи. Я могу только сказать, что мне повезло, по-видимому. У меня были очень хорошие в этом смысле учителя. Не в смысле школы – меня окружали люди очень умные, очень любившие меня, и наверное они меня научили.

Я не спокойный человек, то есть во мне бурлят страсти, но все-таки вот научился сдерживаться. Причем с возрастом все больше и больше, и особенно что мне нравится – это если ты в споре с кем-то, то если ты умеешь сдерживаться, ты обязательно выиграешь, потому что он там взрывается, а ты – спокоен.

Вот у меня недавно были дебаты с Навальным на «Дожде». Мне говорили – знаешь, у тебя проигрышное положение на «Дожде», ты не можешь победить. И действительно, у них был опрос перед началом дебатов, и за Навального было большинство. А за меня – меньшинство. А когда дебаты закончили и потом еще раз считали – у меня оказалось много больше чем было. Ну понимаете, для «Дождя» это… А почему? Ну, конечно, мне было что сказать. Я пришел с определенной мыслью. Но если бы я начал орать. Ведь он переходил на личности. Я – этого не делал, спокойно. Он высказался, я говорю – ну, а давайте я спокойно. Хотя были моменты, внутри, когда я хотел взять стакан и… Но нет.

Поэтому – это очень важно. Особенно в моей профессии. Надо уметь сдерживаться, надо уметь выслушивать то, что говорит собеседник, оппонент. Ну, если он тебя оскорбляет – это другой разговор. Но опять же очень важно, как ты себя поведешь даже в этом случае.

Из выступления Владимира Познера в “Жеральдин” (19.04.16).

Один комментарий

  1. Эту внутреннюю свободу я почувствовала у многих американцев и главное доброжелательность….

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *