Основные тезисы дебатов Алексея Навального и Владимира Познера

Заочная дискуссия главы Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального и журналиста Владимира Познера началась после истории с убийством четырехлетней девочки в Москве ее няней. Федеральные телеканалы долго молчали о трагедии. Навальный назвал это цензурой и потребовал от журналистов исполнять их общественную функцию. Познер же считает, что каждый редактор сам решает, стоит ли показывать подобные сюжеты. Они согласились продолжить спор в прямом эфире. Телеканал “Дождь” собрал главные моменты дебатов.

Навальный: цензура существует, она нелегальна, незаконна. Замалчивание — ее главная часть. Когда каналы замалчивают о таких событиях, то они лгут. В законе говорится, что цензура запрещена. Не приглашать людей в программы — это тоже цензура.

Познер: давать или не давать информацию — это вопрос главного редактора. Он делает выводы, значимая ли эта информация или нет. Например, женился медиамагнат Руперт Мердок, эта новость была на первых полосах газет. Убийство в Москве — это не значимая вещь, это не говорит о тренде, это не пример исламского экстремизма. Сумасшедшая женщина совершила преступление, об этом надо говорить осторожно, так как она узбечка и мусульманка.

Навальный: никакой министр не может предлагать работу Познеру. Министра, который предлагает ведущих, лезет туда, куда не надо, надо судить. Пускай будет много телеканалов, никакие чиновники не имеют права лезть в эту ситуацию. И я не уверен, что вообще нужна такая структура, как министерство печати.

Познер: если бы я был главным редактором, я бы дал это сообщение, но не стал бы его разыгрывать. Пока я могу выйти на большое количество людей и говорить то, что считаю важным, я буду это делать. Я делаю свою программу, которая пользуется определенным успехом.

Навальный: Я считаю, что телевидение станет лучше, если Владимир Владимирович выйдет и скажет, что он не будет во всем этом (в цензуре) участвовать. Выйти и сказать — я Познер, я знаю, что такое цензура.

Познер: Многие люди, которые являются журналистами, ими не являются. Они не занимаются журналистикой, они занимаются пропагандой. Их имена я называть не хочу. Журналистики в стране очень мало. Есть журналисты, но их немного. Их долг — объективно информировать, не врать, давать картину. Блогер — не журналист, потому что это не профессия. Это занятие. Иногда очень достойное, иногда нет.

Навальный: На телевидении замалчивается любой факт, не выгодный власти. Преступление замалчивали из-за того, что оно произошло на фоне исламизма или того факта, что мы воюем в Сирии. Такие факты замалчивают. Появляются вопросы, почему мы воюем в Сирии. Женщину у метро задерживали час: не было вертолетов, спецслужб, в итоге задержать ее пришлось какому-то участковому. Зритель не понимает, почему 30% средств бюджета выделяются на безопасность. Он понимает, что показывается несостоятельное государство.

Познер: Я не берусь рассуждать, что думают эти люди, я этого не знаю, мне это даже не интересно. Я бы не стал это показывать, чтобы не возбуждать национализм. Надо быть осторожным с такими вещами. У журналиста есть ответственность.

Навальный: Есть события, имеющие общественный резонанс. Если соцсети переполнены — то это резонанс. Если новость обсуждают, если она цепляет, то ее должны показывать на федеральных телеканалах.

Полностью видео дебатов, можно посмотреть по ссылке на телеканале «Дождь».



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *