Главная » Видео » Встречи с В. Познером в «Жеральдин» » Владимир Познер: “Я нахожу, что жизнь замечательна, что всего можно добиться, что никогда не надо сдаваться…”
Владимир Познер: "У меня нет ощущения, будто наше руководство имеет реальный стратегический план"

Владимир Познер: “Я нахожу, что жизнь замечательна, что всего можно добиться, что никогда не надо сдаваться…”

Вопрос: Что заставило Грефа высказать свою позицию?

В. Познер: Что заставило Грефа? Вы знаете, Герман Оскарович вообще человек довольно-таки незаурядный, который не стесняется говорить – и в моей программе он это когда-то сказал – о том, что он гордится своим немецким происхождением. Это в нашей стране не особенно как-то приветствуется. Не потому что немец – вообще другим происхождением. Своим умением мыслить очень предметно, своим умением выполнять то, что он говорит; ну а что его заставляет – так только одно – его подлинное беспокойство по поводу собственной страны, потому что больше его ничто не может побуждать к этому. Кроме неприятностей, у него ничего быть не может. Значит, человек просто считает, что это его ответственность. Что он должен довести до сведения всех то, что происходит. Что он и делает. Мне конечно скажут, что я наивен, что там есть какие-то другие соображения. Я естественно говорю то, что я думаю.

Расчет – не знаю, может быть есть какой-то расчет, я не знаю какой. То, что он не хочет заниматься политикой, – это я знаю точно. Политикой он заниматься не хочет. Быть государственным чиновником, пусть самого высокого разряда, он не хочет. Он экономист, и ему очень нравится заниматься тем, чем он занимается. И он этим занимается вероятно очень умело, он очень подробно об этом рассказывает.

Вопрос: Вы атеист. Где вы черпаете вдохновение?

В. Познер: Вдохновение – это такое слово неопределенное все-таки, да? Я нахожу, что жизнь невероятно интересна. У каждого человека бывают какие-то моменты даже не депрессии, а какого-то плохого настроения. Но в общем и целом я нахожу, что жизнь замечательна, что всего можно добиться, что никогда не надо сдаваться, что вокруг тебя замечательные люди, те, которые тебя любят, которых ты любишь. Наверное это для меня самое главное. Я занимаюсь любимым делом, так или иначе.

Приведу вам просто один пример. Год 16-й является годом английской литературы в России и российской в Англии. В связи с этим мне предложили сделать фильм о Шекспире. Разумеется, для нас. И поначалу я как-то сказал – ой, да конечно, потому что я очень люблю Шекспира. Потом, чем больше думал, тем больше понимал, что зря я сказал «да», и стал думать – что же я скажу такого, Шекспир же, куда уж, и стал говорить – нет, не буду. Ну тут разные люди на меня стали давить в т.ч. моя лучшая половина – которая умеет давить, надо сказать – и я сказал – ну ладно. Потом я опять сказал – нет. Потом неожиданно на меня стал давить посол английский, что совсем меня удивило. Я сказал – да, конечно, но про себя думал – не, не буду все равно. И тут случилась такая вещь, что мне один мой приятель, коллега прислал фильм о Шекспире, английский. И я посмотрел – и вдруг понял, почему я хочу делать фильм.

Я к чему это рассказываю. Я прямо загорелся. Так интересно! Я стал перечитывать Шекспира. Причем разговоры о том, что его нельзя читать по-английски – это неправда. Его основные пьесы – это 90-е годы XVI века. Да, есть слова, конечно, уже непонятные – но тем не менее все понятно. Я стал его перечитывать. Это вызывает такое восхищение, потому что то, что он писал – это конечно о том времени, но и о сегодняшнем дне, точно. То, что он писал о власти… Ведь все эти исторические пьесы «Ричард II», «Ричард III», «Генрих III», «Генрих IV», «Генрих VI», «Лир», «Гамлет» – это все о власти. Это все о власти! Это про Путина, это про Обаму, это про всех, у кого власть. И это о том, что происходит с человеком, когда ему возлагают на голову корону. Что происходит? Это так увлекательно! Здорово же, ну! А если думать, что вот ничего не получится, а кругом это, ну конечно так можно жить, но это ж скучно.

Знаете, есть люди, которые живут по лозунгу – я прошу у дам извинения – «Все говно, кроме мочи». Ну как так можно жить?? Понимаете? Поэтому я не знаю, в чем черпать, но, как мне кажется, просто в интересе. Я думаю, что, может быть, интерес к жизни – чуть ли не главная черта журналиста. Так мне кажется. Хотя у любого человека, я всегда говорю, что самое первое слово, которое говорит ребенок настойчиво: «Почему?». Почему ты высокий, а он низкий, почему дождь, почему солнце горячее, почему? Это мы гасим потом. Мы гасим – да потому, отстань, смотри телевизор! И мы убиваем это. Мы, школа, общество. Убиваем главное, что делает нас людьми, – любопытство. Желание знать. Ответить – почему, почему, почему. И те, которые настойчиво требуют ответа, им иногда приходится не очень хорошо.

Вопрос: Как вы полагаете, насколько объективно наши масс-медиа освещают тему с мигрантами в Европе? Я имею в виду газеты, телевидение, интернет и так далее.

В. Познер: Ну что касается интернета, то забудьте слово «объективность». Интернет – это смешение мнений множества людей. Причем именно мнений. И поэтому конечно это не объективно. И не надо там искать объективности. Вообще в этом смысле я не пользуюсь интернетом. Мне не интересно. Мне не интересны эти мнения, просто мне не интересно. Потому что эти мнения ни на чем не основаны. Ну вот вопрос, который был задан в начале – «вся страна считает вас…». Ерунда! Никто не знает, что считает вся страна. Но это говорят ничтоже сумняшеся. И так – все. Поэтому интернет – он любопытен с точки зрения разреза социального, и то – а кто пишет-то? А кто не пишет? А они что думают? Ну и так далее.

Что касается освещения. Ведь я утверждаю – и думаю, что на это имею право – что у нас нет журналистики. Есть отдельно взятые журналисты. А есть мнения. Мнение у журналиста – это уже пропаганда. Ведь это не комментатор, это не философ – это журналист. Значит, его задача одна – дать вам максимум информации. А не его мнение. Максимум информации – объективно, насколько он может, он все-таки человек. Честно – потому что он понимает, когда он врет, не договаривает, говорит полуправду. Ну и наконец – широко. Этот так думает, этот так думает, а этот так думает. Чтобы вы, получив максимум информации, сделали бы свой вывод. Сравнив это и так далее.

Этого вообще нет. Нигде. Успокаиваю вас. То есть ни у нас, ни в Европе, ни в Америке. Опять-таки есть отдельно взятые – да, но это отдельно взятые. Поэтому я бы сказал, что – понимаете, вот этот наплыв, он конечно производит сильное впечатление. Но кто-нибудь всерьез попытался объяснить – а почему? А что происходит? А что эти люди ищут? Ну и множество другого. Почему сейчас? Почему не позавчера? А есть у нас мнение. И вот мнение – главенствует, к сожалению большому. Ну и конечно в нашей стране, которая по разным причинам является все-таки, я бы сказал, скорее расистской, не очень хорошо относящейся к иностранцам, особенно к иностранцам, которых мы считаем ниже себя, а мы же их считаем ниже себя, этих беженцев. Априори негативное отношение.

Хотя нас это не затронуло, заметьте. Они же не сюда побежали, они ж не идиоты. Они побежали в Германию. Или в Швецию. Но тем не менее реакция наша –почти как будто мы от этого страдаем. Так что насчет объективности – увы.

Продолжение следует…

Из выступления Владимира Познера в “Жеральдин” (26.01.16).

При использовании текста активная ссылка на сайт “Познер Online” обязательна!