Главная » Общение » Владимир Познер: “Для меня еврей – это особая порода людей…”
"Еврейское счастье" 7-я серия

Владимир Познер: “Для меня еврей – это особая порода людей…”

Александр: Владимир Владимирович! В последней серии Вы пытались дать ответ на вопрос – а кто же такой еврей. И попытки эти делались от имени израильтян, с которыми Вы общались. Но ведь фильм этот сделан прежде всего именно для российской аудитории. На Ваш взгляд, что такое еврей, кто такой еврей – с точки зрения русского, ну или, скажем так, российского (не еврейской национальности) человека. Понятно, что нет одного взгляда – но все-таки основной, среднестатистический взгляд на это?..

Владимир Познер: Уважаемый Александр, позвольте заметить, что никакого «среднестатистического взгляда» на это нет и быть не может. Это во-первых. Во-вторых, в последний серии я, как мне кажется, дал свой ответ на этот вопрос. Я высказал предположение, что в результате многовекового и тяжелого давления выковался несколько особый народ. Я провел сравнение с углеродом или графитом: под гигантским и долгим гнетом это вещество из самого мягкого превращается в самый твердый, хотя и хрупкий – в алмаз. То есть для меня еврей – это особая порода людей, которая отличается невероятной твердостью и, вместе с тем, хрупка. Что касается того, что Вы называете «точкой зрения русского», то, скорее всего, это представление совершенно другого рода, основанного на антисемитизме. Я надеюсь, что мой фильм, возможно, чуть-чуть изменил этот взгляд хотя бы у некоторых.

Григорий: Уважаемый Владимир Владимирович! Планируете ли Вы написать книгу об Израиле? Выйдет ли диск с фильмом и будет ли переводиться на другие языки?

Владимир Познер: Уважаемый Григорий, книгу я, скорее всего, напишу, а выйдет ли диск – не знаю, это от меня не зависит. Фильм вряд ли будет переведен на другие языки.

Ольга Савельева: Не сложилось ли у Вас впечатление, что когда-нибудь государство Израиль (с его еврейским населением) все-таки будет так или иначе «поглощено» арабским миром? Благодарю вас!

Владимир Познер: Уважаемая Ольга, такая опасность реальна. И я считаю, что политика Израиля в отношении палестинцев делают эту опасность еще реальнее.

Иван: Владимир Владимирович, как Вы считаете, готово ли правительство страны решать вопрос об ультраортодоксах? Не секрет, что данная категория граждан не приносит стране экономической выгоды, живет на доходы государства и налоги работающих израильтян. Исчезнет ли данная прослойка населения совсем или же вопрос в отношении них будет пересмотрен? Способно ли нынешнее правительство предпринять решительные шаги, и если да, то хотелось бы услышать Ваши соображения, каким образом это возможно обыграть

Владимир Познер: Уважаемый Иван, нет, не думаю, что нынешнее правительство Израиля готово предпринять, или даже рассматривает, шаги, тем более радикальные, в отношении ультаортодоксов. Тем более что нынешнее правительство имеет большинство в кнессете, благодаря ультраортодоксальным партиям. Предсказать, что будет через 20–30 лет, не берусь, но вопрос этот крайне деликатный, учитывая роль религии в еврейской жизни.

Иван: Владимир Владимирович, исходя из 2-й серии выпуска, где был наглядно показан ритм и образ жизни Тель-Авива, у многих сложилось впечатление, что это едва ли не самый счастливый, толерантный город на всем Ближнем Востоке. Так ли это на самом деле или же это оптическая иллюзия? Влияет ли на это фактор «земли обетованной»? Это влияние интернационала, который вкладывает в него свои оптимистичные настроения, надежды на будущее? Невольно на уме возникают ассоциации со Стамбулом, где традиционный ислам начинает сдавать свои позиции и уступать место светскому образу жизни. Как Вы считаете, Тель-Авив сознательно выбрал опасный путь такого развития, не растворится ли самобытная культура древнего еврейского народа в западной?

Владимир Познер: Уважаемый Иван, мне и в самом деле показалось, что Тель Авив счастливый и толерантный город. Так сложилось по разным, видимо, причинам, у каждого города свое «лицо». Москва совершенно не похожа на Петербург, Владивосток не похож ни на тот, ни на этот. В Стамбуле напротив, там явный рост ислама. Наконец, «самобытной культуры древнего еврейского народа», на мой взгляд, не существует, поскольку народ этот жил разрозненно, в разных странах, общее у него была только религия – что, конечно, важно (без этого он, вероятно, исчез бы) – но это не то же самое, что культура. Израиль – абсолютно современная страна, у нее вырабатывается своя культура. Кстати, никакой «западной культуры» нет. Есть французская, есть немецкая, есть шведская и так далее.

Иосиф: Уважаемый Владимир Владимирович, ожидали ли вы такой бурной реакции на этот фильм и как вы относитесь к критике вашего фильма израильтянами? Спасибо.

Владимир Познер: Уважаемый Иосиф, да, ожидал. Я задолго до выхода фильма говорил, что, посмотрев его, половина зрителей сочтут меня антисемитом, половина – еврейским националистом. Признаться, я не читал и читать не собираюсь критику фильма – не имеет значения, чью. Мне важно мнение нескольких людей, вкусу и честности которых я абсолютно доверяю. Всё остальное меня не волнует.

Оксана: Добрый день, что из того, что вы узнали, снимая фильм, вызвало у вас наиболее сильные противоречия, с чем вы согласились, а с чем нет? Имеется в виду любая сфера жизни страны. Заранее спасибо!

Владимир Познер: Уважаемая Оксана, если Вы, посмотрев фильм, задаете мне такой вопрос, вывод может быть только один: либо Вы очень невнимательно смотрели, либо я не сумел сделать так, чтобы Вы поняли меня.

Владимир: Здравствуйте, Владимир Владимирович! В фильме, у Стены Плача, Вы говорите, что нет, вот как-то не зашевелились «бабочки в животе». Скажите, было ли в Вашей жизни такое место, где «бабочки» проявили активность? И где это было?

Владимир Познер: Уважаемый Владимир, разумеется, были такие места, например: Римский Форум, концлагерь Берген-Бельзен, внезапно открывшийся вид на Большой Каньон…

Эмма: Добрый вечер, Владимир Владимирович! Вопросов много, но самое интересное, какое вы загадали желание, спускаясь с лестницы в восьмой серии?

Владимир Познер: Уважаемая Эмма, Вы же знаете, что нельзя об этом говорить. Это желание сугубо приватное.

Лариса Якименко: Сама идея создания государства Израиль, на Ваш взгляд, оправдана нынешними реалиями? Или можно было бы и не претворять ее в жизнь и не иметь яблока раздора?

Владимир Познер: Уважаемая Лариса, вопрос как минимум не корректный. Оглядываясь назад, можно подвергнуть сомнению сотни, если не тысячи решений, принятых разными организациями и странами. Никто не знает, что будет через год, не то чтобы через 67 лет. Нынешние реалии ни при чем. Придерживаюсь мнения, что это было вполне оправданное решение.

Мадина Шамсудинова: Уважаемый Владимир Владимирович! Как Вы думаете, создадут ли все-таки конституцию в Израиле, и есть ли выход из Палестино-Израильского конфликта, если ни одна сторона не хочет идти на компромиссы?

Владимир Познер: Можно обойтись без конституции (см. Великобританию), но на компромисс идти придется. В этом я уверен.

Задать вопрос Владимиру Познеру

При использовании текста активная ссылка на сайт “Познер Online” обязательна!