Главная » Статьи » “Красота Петербурга совершенна. Но не кажется ли вам, что она мало отражается на жителях города?”
Vladimir Pozner: the "face" of Russia

“Красота Петербурга совершенна. Но не кажется ли вам, что она мало отражается на жителях города?”

На второй день проходящего в Петербурге культурного форума развернулась его светская программа. Арт-богема отпраздновала в Эрмитажном театре 25-летие газеты The Art Newspaper, гости попроще веселятся в эти минуты на большой вечеринке в «Буквоеде».

Не обошлось без скандала: Владимир Познер заявил, что Петербург – один из самых «нетолерантных и недемократических городов» России, а настоящие петербуржцы уничтожены. Журналист также посоветовал уволить министра культуры Владимира Мединского.

Газета The Art Newspaper отпраздновала свое 25-летие 15 декабря в рамках культурного форума. Международное издание, купленное недавно московской бизнесвумен, женой делового партнера Бориса Ротенберга Инной Баженовой, устроило в Эрмитажном театре игровую дискуссию на тему: «Для чего нужно искусство?»

Чтобы попасть на вечеринку, публике необходимо было получить входные браслеты, за которыми выстроилась традиционная для культурного форума очередь. Затем искусствоведы, арт-критики, меценаты прошли в театральный зал и устроились на мягких бархатных диванах. Здесь их ждали главные участники церемонии – гендиректор Эрмитажа Михаил Пиотровский, журналист Владимир Познер, режиссер Алексей Учитель, редактор «Нового литературного обозрения» Ирина Прохорова, нейролингвист Татьяна Черниговская и маркетолог Гаррет Джонтстон. Им предстояло провести шуточный «суд над искусством». Прохорова, Учитель, Черниговская и Джонстон в качестве «обвиняемых» рассказывали, что думают о прекрасном, Познер допрашивал их в роли «прокурора», «судья» Пиотровский должен был вынести «приговор».

Речь Ирины Прохоровой стала самой неожиданной – но не по вине самой докладчицы. Литературовед защищала теорию, что России требуется демократизация искусства, «эстетизация среды» – «потому что мы долго жили в эстетике безобразного».

– Для меня важно, что искусство выходит на улицу, приходит к людям, – подчеркнула филолог. В качестве примера она привела Петербург, где архитектура воспитывает чувство прекрасного даже у далеких от искусства людей.

– Красота Петербурга совершенна. Но не кажется ли вам, что она мало отражается на жителях города? Это один из самых нетолерантных, недемократических городов, – ответил Познер.

Прохорова свела неудобный момент на шутку, заметив под смех публики: «Сейчас вас побьют…».

– Ленинградцы всегда были намного вежливее москвичей. Да, многие сейчас говорят: «Понаехали тут»… Но архитектура создает аутентичность места. Город смог выстоять блокаду, защищая эту красоту. Люди погибали, чтобы спасти этот город от разрушения, – считает Ирина Прохорова.

После этого Алексей Учитель рассказал о цензуре в искусстве, Гаррет Джонтстон охарактеризовал картины и книги как «фитнес-тренер для человеческого сознания», Татьяна Черниговская объяснила, как отличается восприятие прекрасного у людей и собак. Но осадок от высказывания Познера все-таки остался, поэтому мы уточнили у журналиста, что конкретно он имел в виду.

– Я бы мог сказать то, что сказал, вообще по отношению к стране на сегодняшний день, – отметил Познер. – Но по числу проявлений национализма, шовинизма, преследований людей другой половой ориентации, я бы сказал, что Петербург возглавляет страну. Все-таки, насколько я могу почувствовать, понять эти настроения против людей другого цвета кожи, другой религии и так далее, здесь это более выпукло, на мой взгляд, чувствуется, чем в других городах. Хотя это сейчас вообще характерно для России, а не только для Питера

– Как вы думаете, почему?

– Не знаю. Но могу сказать только одно. Я нахожу полнейшее несоответствие между этими прекрасными зданиями и людьми. Все-таки город, как и народ города, развивается. Это не одномоментно происходит, а довольно долго. Попробуйте найти сегодня в Петербурге людей, у которых три поколения жили здесь, я уж не говорю, четыре. Их просто нет. Этот народ был уничтожен. Сначала Первая мировая, потом Гражданская война, потом репрессии и страшная блокада… По сути дела, город был населен совершенно новыми людьми.

Познер добавил, что его бабушка и прабабка держали фотомагазин на Невском проспекте. Поэтому в семейном архиве сохранилось много дореволюционных фотографий.

– Я вижу, как люди были одеты, как выглядели в центре города. Я не говорю, что они были лучше или умнее. Я говорю, что они соответствовали среде. Москвичи соответствуют сегодняшней Москве в гораздо больше степени, чем жители Петербурга соответствуют Петербургу. Ленинграду они, может быть, еще соответствуют…

Владимир Познер также заявил прессе, что недоволен деятельностью министра культуры Владимира Мединского.

– Я бы уволил нынешнего министра культуры в первую очередь, – так журналист ответил на вопрос: «Что бы вы сделали, если бы стали министром культуры?».

– Никакого отношения к культуре он не имеет. Многие его высказывания являются совершенно разрушительными и вызывающими ненужные обострения в стране, которая и так находится в напряжении. Для меня министр культуры – фигура авторитетная и крупная в этой области. Когда Андре Мальро был министром культуры Франции, я понимал, что он, действительно, министр культуры. А когда, скажем, Фурцева была министром культуры – я ее так не воспринимал. Потому что она и по-русски-то плохо говорила, и этот (Мединский – прим. ред.) – не то, чтобы прямо уж очень… Фурцева была яркой фигурой, но к культуре она не имела никакого отношения.

Текст: Елена Кузнецова,”Фонтанка“.