Главная » Колонка В.Познера » Послесловие » Владимир Познер: “Мне хотелось, чтобы мой последний ход был для нее неожиданным”
Владимир Познер: "Мне хотелось, чтобы мой последний ход был для нее неожиданным"

Владимир Познер: “Мне хотелось, чтобы мой последний ход был для нее неожиданным”

Интервью с Тиной Канделаки наделало много шума, главным образом из-за платья, в которое была одета – а некоторые сострили бы, раздета – Тина. Ярко-красное, плотно облегающее ее фигуру, глубокое декольте, подчеркивающее ее высокую грудь, – все это стало предметом горячего обсуждения и осуждения.

– Она решила соблазнить Познера, – говорили, – и она лажанулась, ей надо было прийти в чем-то скромном, без такого макияжа, она ошиблась адресом…

Вовсе не ошиблась Тина. Она совершенно точно знала, как возбудятся из-за ее внешнего вида, она на это рассчитывала. Чем больше я разговаривал с ней, тем яснее становилось, что эта женщина ничего не делает просто так, ничего не говорит просто так, что все у нее взвешено, все продумано, застать ее врасплох практически невозможно.

Пожалуй, среди всех моих гостей не было ни одного, который бы с таким жаром, с таким напором отвечал почти на все вопросы… не отвечая. Там, где можно было отвечать прямо, но при этом вызвать сочувствие и симпатию (например, в вопросе о том, почему она мечтает иметь свой личный самолет, отношение к маме, значение мамы), Тина «открывалась». Но там, где надо было обозначить свою пропутинскую, провластную позицию, она уходила от ответа, причем делала это блестяще (вопрос об участии в двух митингах, вопрос о своем отношении к этим митингам, вопрос о «Единой России», вопрос о Путине – «Вы хотите понравиться Путину?», говоря много, убежденно, выразительно, но когда оседало облако ее словесного фонтана, не обнаруживалось там… ни-че-го.

В какой-то момент я представил ее комсомольским лидером – думаю, она справлялась бы с этой ролью легко и абсолютно успешно. Красота (а она красива), помноженная на ум (а она умна), помноженный на абюсолютное отсутствие каких-либо убеждений, кроме одного – убеждения в необходимости добиться своего для себя и своих близких, – это мощная сила.

Многие смеялись над Тиной после этой программы – и совершенно напрасно. Потому что на самом деле это она смеялась над ними, это она сыграла для публики роль в пьесе «Тина Канделаки дает интервью Владимиру Познеру», и сыграла безупречно… почти.

Удалось все. И дебют, и миттельшпиль, а вот в самом конце партии она просчиталась. Ответ на вопрос «Что вы скажете, оказавшись перед богом», был давно ею придуман, не было в нем и намека на спонтанность. Ответ – необычайно длинный – был дан на грузинском языке, и был дан предельно выразительно, с оттенком трагедийности. Расчет заключался в том, что я обязательно попрошу ее перевести сказанное на русский. Но я не попросил. Я просто сказал: «Это была Тина Канделаки». Отчасти жаль, любопытно же, какой очередной ход придумала эта нетривиальная женщина. Потом, задаваясь вопросом, почему я всё же не попросил ее о переводе – ведь это произошло совершенно спонтанно, я понял – мне хотелось, чтобы мой последний ход был для нее неожиданным.

Так и получилось.

Из книги Владимира Познера “Противостояние