Главная » Интервью » Владимир Познер: “В Нью-Йорке мне гораздо комфортнее, чем здесь”
Владимир Познер: "Я думаю, что телемоста в равной степени не хотят ни власти Украины, ни власти России"

Владимир Познер: “В Нью-Йорке мне гораздо комфортнее, чем здесь”

Владимир Познер родился во Франции, детство и юность провел в Америке, был телезвездой в СССР, США и в новой России. Несколько лет назад у Владимира Владимировича на русском вышли воспоминания «Прощание с иллюзиями». Книга сначала была написана на английском языке и издана в США в 90-х.

– Судя по вашей книге вы — вечный апатрид, человек не ассоциирующий себя ни с одним государством. Вы француз в Америке, американец в России, в общем — вы везде иностранец.

– В какой-то степени это так. Другое дело, что есть места, которые я очень люблю и чувствую себя их частью. Я себя чувствую нью-йоркцем. Я нью-йоркец или нью-йорковец. I’m а New Yorker. Но не американец.

– А Нью-Йорк — не Америка…

– Конечно же нет. Хотя Нью-Йорк может быть только в Америке. Да, еще я парижанин и в какой-то степени француз, но все-таки не в полной. Наверное, можно сказать, что я — апатрид. «Гражданин мира» звучит слишком напыщенно.

– А москвичом вы себя считаете?

– Нет, ни в коем случае. Я Москву не люблю. Единственное — я люблю свою московскую квартиру. Москва — город неуютный, недружелюбный и без чувства юмора. И агрессивный, хотя Нью-Йорк тоже агрессивный, но у него при этом есть колоссальное чувство юмора. Существует анекдот про человека, который приезжает из Монтаны и спрашивает на Манхэттене местного жителя: «Вы не знаете, где Эмпайр Стейт Билдинг?» А тот ему отвечает: «Знаю» и идет дальше. Потому что спрашивай как следует.

– С 1990 по 1996 годы вы работали в Америке. Кем вы там себя ощущали? Представителем России?

– Нет, я думал, что вернулся домой и что вряд ли оттуда уеду. В Нью-Йорке мне гораздо комфортнее, чем здесь. Я бы и не уезжал, если бы смог. И это не потому, что мне, скажем, при Обаме лучше, чем при Путине. Тут про другое — как себя люди ведут, как разговаривают, какие там привычки. Это мелочи, из которых складывается жизнь. Это не лучше и не хуже, просто мое, я с этим вырос, я это чувствую. Как можно объяснить, что такое звук от удара бейсбольной биты по мячу? Для многих это ничего не значит. А для меня это просто…. у-а-а-а! Нью-Йорк — это атмосфера, энергетика, мне даже трудно найти слова, чтобы описать его. Я там испытываю колоссальный внутренний подъем.

Источник: Facebook

8 комментариев

  1. Тамара Дейкина

    Одно и то же, это сто раз уже у него спрашивали и он отвечал :)))

  2. По моему опыту общения , я заметил вездесущее чувство юмора в англосаксонских странах. Это действительно хорошо разряжает атмосферу напряжение от каждодневных будний. В отличие от англосаксов континентальная Европа, особенно северная, не особо интегрируют формат общения с чувством юмора. В ходе моего туризма в Австралии , одна иммигрантка француженка не особо лестно отзывалась , как это с ее уст звучало- подобие восточных элементов в нравах англосаксов. Ей не нравилось, то что англосаксы в разговорах часто примешивают шутки ,речь начинают из далека и завуалировано, и при этом от их вечной улыбки на лице не понятно , что у них на самом деле на уме. Ей больше импонировал формат общения с немцами- жесткий и прямой. Хотя мне самому ближе формат общения англосаксов. Как то больше похоже на Восток и казахам это не особо чуждо.

    • Уверена, англосаксы по достоинству оценили бы всю эту восточную реинкарнацию английского юмора 🙂 – известно же : если долго-долго идти на запад, то в конечном счете окажешься на Востоке.

  3. Павел, “повторяться” это когда человек какую-то историю решил вам рассказать и так каждый день, забывая, что уже рассказывал. В данном случае, журналисты задают одни и те же вопросы. Или вы хотели чтобы ВВ на вопрос, например, где вы родились, каждый раз выдумывал новый ответ, чтобы не повторяться?)))

    • Павел К

      Я считаю Владимира Владимировича одним из интереснейших людей нашего времени.

      Журналист берущий у него интервью, по видимому, знает его биографию, знаком с его книгами и предыдущими интервью. Задавать одни и те же вопросы… это интересно ? для кого ? для аудитории ВВ ?

      На концерте “Машины Времени” вы ожидаете старых песен, это нормально. Но человек купивший билет и пришедший на встречу с ВВ, задавший ему вопрос… мне кажется здесь то же немного другие ожидания.

      • Павел, к сожалению журналисты (довольно большая часть) берущие интервью у ВВ знакомы с его биографией лишь поверхностно, мало кто читал книгу и предыдущие интервью. Про тех кто приходит на встречи не буду говорить, они и не обязаны быть знакомы с его биографией. Но вы только посмотрите, как часто журналисты спрашивают ВВ в интервью о том, чтобы он сказал богу и будет ли снимать фильм о России. Думаю все сразу станет ясно. Сам Владимир Владимирович к повторяющимся вопросам относится нормально, поэтому всегда и отвечает, как в первый раз 🙂 И тут конечно стоит смотреть не только “со свей колокольни”, Вы можете знать все о ВВ, а человек, который о нем только что услышал , зайдя на сайт прочитает например о Нью-Йорке впервые, он же не должен сначала перелистать весь сайт от корки до корки., обычно читают самое свежее, а дальше уже у каждого индивидуально.

  4. Познер комфортно чувствует себя не в Америке вообще, а конкретно в Нью-Йорке – и объясняет это множеством мелочей, с которыми он вырос: это очень понятно. Как и то, что надо вырасти в этом городе, чтобы оценить анекдот \про человека, который приезжает из Монтаны и спрашивает на Манхэттене местного жителя: «Вы не знаете, где Эмпайр Стейт Билдинг?» А тот ему отвечает: «Знаю» и идет дальше. Потому что спрашивай как следует.\ как образчик “колоссального чувства юмора”, а не хамства вечно спешащего жителя мегаполиса, и не только американского 🙂

  5. Не мохнатая лапа

    Ну все эти славные чувства любви к Нью-Йорку Владимир Владимирович испытывает сейчас только по одной причине – он очень состоятельный и известный человек. И это именно то, что нужно Нью-Йорку и что делает Нью-Йорк Нью-Йорком. Я прожил с семьей в этом городе более 4-х лет и в принципе не нашел ничего, что бы меня привлекало и тянуло туда. Если у тебя в кармане нет пары – тройки миллионов свободных долларов, то в Нью-Йорке делать нечего. Город превращается в просто нагромождение бетонных коробок с грязными дворами и вечно мечущимися бездушными озабоченными людьми. Все прелести Нью-Йорка начинают открываться туго набитым кошельком: вот ты вышел из лимузина, открытого швейцаром, напротив Центрального парка и направился в свою Дакоту или Сан-Рэмо. И все такие милые и дорогие твоему сердцу – и тот негр, покуривающий анашу на перекрестке, и та толстая пуэрториканка, продающая хот доги из дымящейся тележки. Вот они – друзья моего детства! Ха! Если бы Владимир Владимирович был обычным журналистом небольшой газеты, то Нью-Йорк остался бы в его воспоминаниях семейными картинками из детства, чтением интересных книг мамой, походами в кино или зоопарк с папой -, то есть всем тем, что вполне составляет и наши воспоминания о детстве в любом другом городе. И что вовсе не делает Нью-Йорк чем-то особенным и дорогим даже спустя более 60 лет. Просто секрет Нью-Йорка в том, что это тот самый город, который максимально заставляет почувствовать всеми рецепторами, наличествующими на теле человека, что Деньги – это КРУТО! Жаль, что Владимир Владимирович тоже подсел на эту иллюзию. Что-то я сомневаюсь, что он с таким же восторгом отзывался о каком-нибудь Коламбусе или Сан-Антонио, если бы прожил там 10 лет своего детства. Скорее бы полностью переформатировался бы в коренного парижанина!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *