Главная » Колонка В.Познера » Владимир Познер: “У меня есть ощущение, что время полного противостояния между США и Россией пошло на убыль”
Владимир Познер: "У меня есть ощущение, что время полного противостояния между США и Россией пошло на убыль"

Владимир Познер: “У меня есть ощущение, что время полного противостояния между США и Россией пошло на убыль”

Мне кажется, что уже столько сказано по поводу выступлений Путина и Обамы на Генеральной Ассамблее ООН, что особо больше говорить нечего. Если говорить по существу, то сказанное об этих выступлениях отражает предпочтения того, кто высказывается: если он «за Путина», то он хвалит его речь и критикует речь Обамы, если он «против Путина», то наоборот. Это я говорю о высказываниях в российских СМИ. Если говорить об американских, то меняется лишь посыл: «за Обаму» и «против Обамы».

Что касается меня, то я не причисляю себя ни к тем, ни к другим; могу лишь сказать, что не было ничего неожиданного сказанного ни Путиным, ни Обамой. Можно, пожалуй, сказать, что оба они были достаточно сдержаны, говоря друг о друге. Не было особо резких суждений. То, что «надо» было говорить Обаме по поводу политики России применительно к Сирии и к Украине, он сказал, и точно так же Путин сказал то, что «надо», по поводу политики США. Это важно, потому что являет собой сигнал о готовности сотрудничать и по сирийскому вопросу, и по украинскому. Личная встреча двух президентов, длившаяся почти два часа вместо предполагавшегося одного, подтвердила это: никаких прорывов, но некоторое реальное продвижение.

Для меня самым показательным и интересным было интервью, которое президент Путин дал Чарли Роузу. Хотел бы сделать маленькое отступление. Я знаком с Роузом очень давно. Он брал у меня интервью лет 25 тому назад, когда был мало кому известен и выходил в эфир поздно ночью. Два или три раза я был гостем его программы на общественном телевидении США Public Broadcasting Service (РВS) – к этому времени Роуз уже был известным, а ныне он продолжает вести свою программу на PBS и, кроме того, работает в команде знаковой программы телесети CBS «60 Минут», которая вот уже три десятилетия входит в десятку самых популярных информационных программ. Это я к тому, что Чарли Роуз сегодня в Америке многими считается интервьюером №1. То, что Путин решил дать интервью именно ему, – очень точный и тонкий расчет. Во-первых, потому что репутация Роуза в США безупречна, никто не станет утверждать, что он «либерал», который боится задавать Путину трудные вопросы. Во-вторых, потому что при всем при том, Роуз – никакой не специалист по России, что избавляло Путина от необходимости отвечать на по-настоящему неприятные вопросы. Путин справился превосходно, на мой взгляд, и в этом он набрал в Америке довольно много очков. А вот Обама почему-то не подумал о том, чтобы дать интервью какому-либо российскому каналу – и зря. Он мог бы выбрать – как это сделал Путин – не слишком знающего Америку интервьюера (то есть не меня) и вполне успешно выступить для российского зрителя: он умен, обаятелен и превосходно говорит.

Ну и последнее: время, конечно, покажет, но у меня есть ощущение, что время полного противостояния между США и Россией пошло на убыль. Все-таки два президента не встречаются в течение двух часов для того, чтобы получить нулевой результат.

Владимир Познер