Главная » Интервью » Владимир Познер: “Наше общество агрессивное, неуверенное в завтрашнем дне…”
Владимир Познер

Владимир Познер: “Наше общество агрессивное, неуверенное в завтрашнем дне…”

Журналист Владимир Познер приехал в Петербург на кинофестиваль «Послание к человеку», чтобы возглавить жюри прессы. Со сцены на Дворцовой площади на открытии кинофестиваля, обращаясь к зрителям, он сообщил, что Петербург — это город его отца и первой любви, поэтому происходящее здесь ему особенно не безразлично. «Очень интересно, какое будет послание к человеку. Разные времена — разные послания. А времена сложные и непростые. Но мы, как журналисты, постараемся в своих акцентах быть объективными, честными и способными различать». Перед церемонией открытия «Послание к человеку» Познер поговорил с коллегами.

– Есть ли у вас критерии, по которым вы отбираете фильмы? К чему вы пристрастны?

– У меня нет такого, чтобы я заранее о чем-то мог сказать. Недавно я посмотрел документальный фильм иранского режиссера, которому запретили снимать в его стране. Он сделал фильм, который называется «Таксист». Режиссер сам стал таксистом, поставил камеры в машине и просто снимал тех людей, которые к нему садятся, фиксировал их разговоры — потрясающий фильм, я не мог оторваться. На самом деле нет ничего интересней людей, особенно, когда они открыты. Они совершенно неожиданные и каждый сам по себе, и каждый уникален. И это про всех нас – мы все не похожи друг на друга. Когда это видишь, думаешь: «Только бы пленка не останавливалась». Нет критериев, есть то, что волнует.

– Значит вы за реализм?

– Ну как сказать… «Мастер и Маргарита» это реализм? Я очень хотел бы встретить Воланда, и у меня есть к нему вопросы, но это же не реализм.

– Вы часто задаете своим героям вопрос: «В чем смысл жизни?». А для себя вы на него пытались ответить?

– Это вопрос, который каждый думающий человек себе задает. И не думающий тоже задает, но не осознавая. В чем предназначение? Нет единого ответа. Человек это определяет для себя сам, и более того, каждый человек в определенном возрасте отвечает по-разному. И я завтра буду отвечать иначе. Но сейчас я думаю, что смысл жизни в том, чтобы найти себя, понять, зачем ты и кто ты.

– Вы также спрашиваете у своих гостей, что бы они сказали, оказавшись перед Богом? Хотелось бы и у Вас это спросить.

– Когда мне задавали этот вопрос раньше, я говорил, что никого не хочу обижать ответом. Я уважаю верующих людей и их веру, но сам я атеист. И я не отказываю другим в праве быть верующими. Но раз вы меня спрашиваете о Боге, я отвечу. Я бы сказал: «Как тебе не стыдно?» И спросил бы: «Почему?» Если вы читали Библию (а если не читали, то очень советую), там сказано, что ни один волос не упадет с твоей головы без Его ведома. Следовательно, Он в ответе за все. И тогда я спрашиваю: «Почему возникает цунами, где погибает 20 тысяч человек, в том числе и новорожденные дети ни в чем не повинные? Почему маленькие дети болеют раком? Или эти беженцы несчастные? Вы в ответе за это? Ну тогда я спрашиваю: “Как Вам не стыдно?”»

– В Петербурге в последнее время все сильней звучит религиозная тема: разбивают Мефистофеля, делят Исаакиевский собор. Как объяснить эти явления в обществе?

– Варварство оно и есть варварство, и всякий фанатизм давно определен. Об этом можно только сожалеть. Но прежде чем осуждать поступки, нужно понять, почему это происходит, что это за изъян? Когда такое происходит, можно говорить, что общество не совсем здорово. Наше общество агрессивное, неуверенное в завтрашнем дне, не очень понимающее, куда мы идем и куда «я» лично иду. Это и приводит к появлению фанатизма, причем в прямом смысле — и к религиозному и антирелигиозному.

– Вы говорите о Мефистофеле?

– Теперь я говорю о Воланде.

Текст: Ксения Клочкова, «Фонтанка.ру»
Фото: Galina