Главная » Общение » Владимир Познер: “Я стремлюсь быть максимально объективным, честным, давать зрителю максимум информации”
Владимир Познер: "Я стремлюсь быть максимально объективным, честным, давать зрителю максимум информации"

Владимир Познер: “Я стремлюсь быть максимально объективным, честным, давать зрителю максимум информации”

Екатерина Кан: Не так давно с Владимиром Спиваковым случилась интересная история. Во Франции, после одного из концертов, он (надо думать, со сцены) признался зрителям, что во времена Союза мечтал приехать во Францию, родину «свободы, равенства и братства». Но, оказавшись на земле Вольтера, увидел очень мало «братства», и уж в совсем тяжелом положении нашел «равенство». Маэстро сказал, что хотел бы для Франции другого, после чего аудитория начала скандировать ни много ни мало, а: «Владимир Спиваков – наш президент!»

Сегодня многие в мире говорят об измене Запада «либеральному проекту» (в сущности, некоем «предательстве» им самого себя). Согласны ли вы с этим, и если да, то в какой момент, по Вашим ощущениям, это произошло?

Владимир Познер: Уважаемая Екатерина, должен сказать, что Ваш вопрос породил у меня самого несколько вопросов. По поводу Спивакова: а со «свободой» он нашел, что все в норме? И что он понимает под словами «братство» и «равенство»? Я совершенно не понимаю, что имеете в виду Вы, когда пишете «многие в мире говорят» и так далее. Что это значит? «Многие» – это сколько? Тысячи? Сотни тысяч? Миллионы? Откуда у Вас такая информация? Что такое «либеральный проект Запада»? Я, например, слышу о нем впервые. Полагаю, что на «Западе» – кавычки ставлю потому, что само понятие «Запад» чрезвычайно расплывчато; например, Япония – это «Запад»? – либерализма гораздо больше, чем в России, не говоря о Китае и всех мусульманских странах. Ну, а то, что французам порядком опротивел Оланд – это правда, но сильно сомневаюсь, что маэстро Спиваков собрал бы во Франции много голосов, если бы выставил свою кандидатуру (что он смог бы сделать, если он имеет французское гражданство). Так что нет, я не согласен.

Владимир Кравцов: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Где Вы находились 11 сентября 2001 года? Как Вы провели этот день? Насколько, на Ваш взгляд, профессионально и качественно журналисты освещали события того вторника?

Владимир Познер: Должен признаться, что не помню, где я находился. Помню только экран телевизора, первоначальную уверенность, что я смотрю какой-то боевик, а потом понимание, что это реальность, и полную свою растерянность. Кажется, я день провел в скайпе и в телефонных разговорах.

Сергей Черепов: Приветствую Вас, Владимир Владимирович! У меня к Вам несколько вопросов. Они касаются часто муссирующегося в СМИ понятия «национальная идея». Что Вы лично понимаете под словосочетанием «национальная идея»? И можете ли вы внятно сформулировать суть национальных идей стран, которые Вы очень хорошо знаете? Заранее благодарен за ответы.

Владимир Познер: Я вообще не понимаю, что такое «национальная идея». Бывают, конечно, такие цели, которые захватывают умы настолько, что вся нация стремится к их осуществлению. Чаще всего эти идеи связаны с революцией или войной. Могу точно сказать Вам, что ни в США, ни во Франции никаких «национальных идей» я не встречал, если не считать стремления жить лучше.

Светлана: Читаю Вас и смотрю. Не могу избавиться от ощущения, что вы (по определению) принимаете все американское и не принимаете все русское. Тоже не понимаете и не можете смириться, что другие понимают? Нравственно ли жить в стране и постоянно ее хаять?

Владимир Познер: Уважаемая Светлана, вынужден сказать Вам, что читаете и смотрите меня, как мне кажется, весьма предвзято. Ваш посыл – будто я принимаю все американское и не принимаю ничего русского – абсолютно ошибочен. Дело журналиста – именно указывать на недостатки той страны, в которой он живет, обращать внимание власти и общества на непорядок, быть своего рода сторожевым псом, который своим лаем сообщает о непорядке. Это и есть одна из основных функций журналиста. И это не имеет ничего общего с охаиванием.

Светлана (продолжение): Безусловно, каждый имеет право на свой субъективный взгляд. Но можно ли свои взгляды диктовать обществу, просто на основании имеющегося для этого ресурса?

Владимир Познер: Это я-то диктую? Полно Вам. Напротив, и в своих фильмах, и в своей программе «ПОЗНЕР» я стремлюсь быть максимально объективным, честным, давать зрителю максимум информации, чтобы он мог сам сделать свои выводы. И заметил бы я Вам, что наши СМИ, к сожалению, как раз стремятся убедить свою аудиторию в том или ином, то есть, занимаются не журналистикой, а пропагандой. Причем это в равной степени относится как к «государственным» СМИ, так и к «независимым».

Светлана (продолжение): Как Вы относитесь к отсутствию баланса в нынешних СМИ? Справедливо ли, что отличные от Ваших взгляды не имеют ресурса для своего продвижения?

Владимир Познер: Да, баланса и в самом деле нет, но совсем не в плане того, что пишете Вы. Государственные каналы – Первый, ВГТРК, НТВ, да и не только они, придерживаются принципиально других взглядов, чем я. Попробуйте назвать программы и/или журналистов, которые, как Вы пишете, «продвигают» такие взгляды, как мои. Только запаситесь терпением, потому что придется Вам искать долго.

Задать вопрос Владимиру Познеру