Ответы В. Познера: О преодолении непонимания между Россией и Западом, убийстве президента Кеннеди, объективности и своей точке зрения

Валерий: Здравствуйте, Владимир Владимирович. Не кажется ли Вам, что действия Европы по увеличению числа российских граждан, приезжающих в Европу (облегчение получения виз и увеличение срока их действия, выделение грантов организациям, приглашающим различные группы российских граждан для ознакомления с культурой и историей Европы и т.д.), позволят быстрее преодолеть отчуждение между нами? Как, по-вашему, смотрят на это европейские политики? Спасибо.

Владимир Познер: Да, я согласен, что именно такая политика привела бы к преодолению непонимания и предрассудков. К сожалению, эту противодействуют две тенденции. Одна – внешняя, которая стремится изолировать Россию, восстановить «железный занавес». Другая – внутренняя, которая считает влияние Запада, в частности, Европы, тлетворным, противостоящим «русскому духу», развратным, и эта тенденция мечтает о восстановлении «железного занавеса» в не меньшей степени. К сожалению, на данный момент именно эти две тенденции вышли на первый план.

Хесус Рейна Карвахал: Уважаемый Владимир Владимирович! Я кубинец и живу в Швеции, но мне далеко не безразлична судьба России. Я вижу каждый день, как «свободные» шведские СМИ показывают одну, исключительно одну сторону в конфликте на Украине. Вторая сторона, думаю, Вы знаете какая, просто не существует. Ее в прессе вообще нет.

Владимир Познер: Согласен.

Продолжение вопроса: Вы опытный журналист и мне хотелось бы спросить, как Вы смотрите на так называемую объективность, особенно когда у Вас возникают конфликтующие чувства. Ведь Вы являетесь гражданином более двух стран.

Владимир Познер: Конечно, объективность не бывает абсолютной, мы, люди, не роботы, не аппараты, бесстрастно измеряющие то или иное, мы сами субъективны. Но мы обладаем способностью стремиться в своих суждениях и взглядах к объективной оценке, и, поверьте мне, наличие гражданской принадлежности совершенно мне не мешает. При наличии одного-единственного паспорта можно относиться к своей стране не менее объективно, чем при наличии трех. Конфликт возникает тогда, когда человек в своих суждениях исходит прежде всего и главным образом из своего гражданства – тогда, конечно, наличие двух или трех ставит перед ним неразрешимую задачу.

Продолжение вопроса: Бывают ли ситуации, когда Вы думаете (к примеру): «Вот здесь я предаю свою американскую точку зрения»? И как Вы к этому относитесь?

Владимир Познер: Не бывает «американской», «французской» или «русской» точки зрения. Бывает точка зрения правительства, партии, организации, отдельно взятого человека. И могу сказать Вам со всей определенностью, что я свою точку зрения никогда не предаю, потому, в частности, что она никак не связана с моими гражданствами.

Максим: Владимир Владимирович, добрый день. Возможна ли третья мировая война? По вашим ощущениям, сколько сейчас показывают «часы апокалипсиса»? По моим ощущениям, мальчики в больших креслах совсем ополоумели и на часах без 30 секунд полночь. Спасибо.

Владимир Познер: Да, третья мировая война возможна, но я абсолютно не согласен с 30 секундами «часов апокалипсиса». Это такой PR, не более того.

Евгений: Владимир Владимирович, какая из существующих версий убийства президента Кеннеди кажется Вам наиболее вероятной и правдоподобной? Что вы думаете о фильме Оливера Стоуна “JFK”?

Владимир Познер: Я, скорее, разделяю взгляд Стоуна, который сводится, в общем, к тому, что Кеннеди был убит в результате заговора. Фильм сделан очень здорово, хотя, на мой взгляд, не совсем корректно, в частности, из-за использования документальных кадров в художественной ткани повествования.

Ирина Аксенова: Добрый день, Владимир Владимирович! 2 апреля 2015 года, я выиграла в конкурсе «Задай вопрос Владимиру Познеру» на радио «Нева ФМ» билет на Ваш творческий вечер в Филармонии в Санкт-Петербурге. К сожалению, не успела задать вопрос. Пожалуйста, скажите: под какую музыку Вы танцуете или танцевали в последний раз. Спасибо.

Владимир Познер: В последний раз я танцевал под твист, а вообще я танцую более или менее под любую, за исключением той, которая требует совершенно определенных движений, как, например, танго (хотел бы, да не умею!).

Задать вопрос Владимиру Познеру



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *